2.1. Воздействия на природную среду

Структура интегрального индекса воздействий на природную среду по отдельным компонентам имеет следующее распределение (см. диаграмму 2.1.1.). Наибольшую долю — более 80% — составляет специфический для отрасли вид воздействий — образование отходов I-IV класса опасности, на втором месте столь же специфичные выбросы загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных источников — 10%.

Диаграмма 2.1.1. Воздействия на окружающую среду %

Примерно равную долю имеют сброс загрязненных сточных вод (3%), транспортные выхлопы (2%) и занятые и отчужденные земли (2%), использование свежей воды (2%). Соответственно, наиболее приоритетными задачами для отрасли являются снижение образования отходов, а также выбросов в атмосферу от стационарных источников.

Диаграмма 2.1.2. Сравнение структуры воздействий в черной металлургии со структурой для совокупности предприятий всех отраслей.

На диаграмме 2.1.2. представлена структура воздействий в процентах к среднему по общеэкономической выборке предприятий России, что позволяет оценить не только внутренние соотношения в отрасли, но и место черной металлургии в совокупных воздействиях всей выборки из 17-ти отраслей. Черная металлургия более чем в 8 раз превышает средний уровень воздействия реальной экономики на природную среду именно в сфере образования отходов I-IV класса опасности.

Средний уровень выбросов в атмосферу от стационарных источников превышен на 60%. Остальные виды воздействий — ниже средних значений (сброс сточных вод 62%, транспортные выбросы 48%, занятые и отчужденные земли 50%, использование свежей воды 44%). По этим показателям черная металлургия выглядит в выборке достаточно благополучно, полуторное превышение атмосферных выбросов по сравнению с средним является негативным, но не столь критическим фактором, а вот ситуация с отходами, более чем в 8 раз превышающими средний по выборке уровень, объективно требует приоритетных мероприятий по снижению этого вида воздействий.

Примечание. Везде далее на структурных (круговых и столбчатых) диаграммах представлено распределение показателей по состоянию на 2011 год, если не указано иное.

Динамика воздействий на окружающую природную среду в черной металлургии за весь анализируемый период демонстрировала опережающий рост. До кризиса этот рост составлял 3.8% в год, а если рассматривать весь период, то с 2000 по 2011 год среднегодовой темп роста превышал 2.2%. Это были намного более высокие темпы по сравнению с динамикой воздействий в целом по общеэкономической выборке. На пиковом значении показатель превышал средний на 25%.

График 2.1.3. Динамика воздействий на окружающую среду в черной металлургии и у совокупности предприятий всех отраслей с 2000 по 2011 гг.

После 2005 года в динамике средних по выборке воздействий произошел перелом, и уровень воздействий стал неуклонно снижаться вплоть до кризисного падения в 2008 г. В черной металлургии перелом тенденции после 2005 года был не столь значимым и уровень воздействий продолжал расти, но чуть более низкими темпами. Резкое падение показателя в 2008 г. и столь же резкое посткризисное восстановление в сравнении с более гладкой динамикой воздействий для экономики в целом, создают обманчивое впечатление о более благополучной динамике экологических воздействий в экономике. В первый посткризисный год уровень воздействий начал восстанавливаться примерно одинаковыми темпами, но в черной металлургии — начиная с более высокого уровня. Надо обратить внимание на то, что после кризиса в черной металлургии уровень воздействий оказался ниже докризисного, а у общеэкономической выборки предприятий — превысил уровень докризисного 2007 года. Это говорит о том, что выход из кризиса в черной металлургии имел хоть небольшой, но позитивный экологический эффект, тогда как экологическая эффективность реального сектора экономики в целом от кризиса только пострадала.

Динамика отдельных показателей интегрального воздействия на природную среду для черной металлургии имеет разнонаправленный характер (см. график 2.1.4.).

Наиболее масштабный вид загрязнения — образование отходов I-IV класса опасности, по которым черная металлургия более чем в 8 раз превышает среднюю по общепромышленной выборке, росли практически весь период до кризисного 2008 года, причем, самыми высокими темпами среди прочих воздействий — более 5,5% в год. Площади занятых и отчужденных земель в целом демонстрируют такую же тенденцию: плавный рост до 2007 г., очень сглаженный спад в кризисный период с последующим слабым ростом. Можно предположить, что причиной небольшой амплитуды значений была скоротечность кризиса. Изменения, произошедшие в отрасли за 2008-2009 гг., не затронули ключевых прав собственности и распоряжения территорией предприятий, которые могли бы повлечь существенное высвобождение занятых земель.

График 2.1.4. Динамика отдельных показателей воздействия для черной металлургии с 2000 по 2011 гг.

В отличие от первых двух показателей, уровень потребления воды и связанный с ним объем сточных вод, а также выбросы в атмосферу, как стационарных, так и подвижных источников, незначительно снижались со скоростью порядка 1-1.5% в год. Динамика выбросов от стационарных источников и использования воды за весь период наблюдений, включая фазу кризиса, была практически синхронной. При этом после кризиса эти два вида воздействий на среду, как и образование отходов, практически вернулись на докризисный уровень. Эти воздействия прямо связаны с основными технологиями производства, поэтому кризис (когда базовая технология не изменялась) в итоге на них не отразился.

Иная ситуация с показателями сброса сточных вод и транспортных выхлопов, которые также демонстрировали синхронность, но после кризиса имели более низкий уровень, чем перед кризисом. Очистка стоков — технологический процесс, усовершенствовать который можно автономно от общепроизводственных технологий. Видимо это и было сделано после 2007 года. Транспортные подразделения в большинстве предприятий черной металлургии (кроме карьерной добычи руды) также автономны. Поэтому динамика транспортных выхлопов, скорее всего, отражала организационные преобразования, сокращение транспортного плеча, вывод автотранспорта с предприятий на аутсорсинг или просто сокращение избыточного парка автомобилей. Видимо, серьезная экологизация базовых технологий в черной металлургии еще впереди, тогда как периферические для отрасли процессы модернизируются более успешно.

Структура воздействий по подотраслям черной металлургии на окружающую природную среду имеет ярко выраженный асимметричный характер. Наибольший вклад в формирование отраслевых воздействий вносит литьё черных металлов — 79%, существенно меньший и почти равный вклад имеют две подотрасли — добыча руд черных металлов (8%) и выпуск стали и метизов (9%). Меньше всего отраслевых воздействий на среду формируют производство кокса и огнеупоров (1%), а также труб и проката — 2%. Соответственно этим пропорциям и должны планироваться мероприятия по модернизации производств и повышению эко-энергетической эффективности. Наибольший эффект эти мероприятия будут иметь в приложении к производствам по литью черных металлов, в несколько меньшей степени — к выпуску стали и метизов и добыче руд черных металлов, а по отношению к двум последним подотраслям с долей 1-3%, будут в отраслевом разрезе практически незаметны.

Диаграмма 2.1.5. Интегральное воздействие на окружающую среду (%) в подотраслях черной металлургии

Помимо абсолютных сопоставлений ответственности каждой подотрасли за воздействия на среду, представляют интерес структурные сопоставления, учитывающие производственные мощности каждой подотрасли. Для этого приведенные выше проценты воздействий каждой подотрасли сопоставлены с показателем производственной активности (ПА), который интегрирует показатели объема продукции, численности работающих, выручки, потребления ресурсов, энергии и является индикатором масштаба производственных процессов на каждом предприятии. Несоответствие структуры производственной активности и производимых ей воздействий на природную среду будет свидетельством недостаточной технологичности подотрасли и недостаточного внимания к экологическим аспектам производства.

На левой части диаграммы 2.1.6. представлена принципиальная схема определения дисбалансов (красный цвет) — как разницы между процентом от общей производственной активности (ПА) отрасли (синий) и процентом производимых воздействий (зеленый), на правой части диаграммы — в увеличенном виде результат сопоставлений. Как следует из сравнения, наибольшим отрицательным дисбалансом (18%) обладает литейная подотрасль. Все остальные демонстрируют незначительное превышение показателя производственной активности над показателем воздействия: производство кокса и огнеупоров (+7%), добыча руд черных металлов (+5%), производство труб (+4%), производство стали и метизов (+1%), что свидетельствует об относительно низком удельном воздействии на природную среду каждой единицы работы. Рост экологичности производства в коксохимии (имеющей высокие абсолютные значения воздействий) безусловный позитив последнего десятилетия.

Диаграмма 2.1.6. Баланс (дисбаланс) объемов производства-объема воздействий в подотраслях черной металлургии.

Обращает на себя внимание, что лидер по дисбалансам — литейное производство — имеет показатель ПА, почти на четверть меньший, чем показатель воздействия. Учитывая высокую долю литеек в структуре отрасли (порядка 80%), именно литейное производство вносит основной вклад в экологические проблемы черной металлургии.

Динамика интегральных воздействий на окружающую среду в разрезе подотраслей демонстрирует общий рост в период 2000-07 гг., затем такое же общее падение и последующее восстановление показателей. В изменениях экологических воздействий отдельных подотраслей, тем не менее, наблюдаются значимые различия по темпам роста/падения.

График 2.1.7. Динамика воздействий на среду в подотраслях черной металлургии с 2000 по 2011 гг.

Наибольшие темпы роста (5% в год) зафиксированы для воздействий литейной подотрасли на отрезке 2000-05 гг. Затем стремительно, со скоростью 8-10% в год, выросло воздействие на окружающую среду в производстве стали и метизов. Воздействие в производстве труб и проката, равно как и в добыче руд черных металлов, также росло, но более умеренными темпами. А рост воздействий на среду предприятий — производителей кокса и огнеупоров — вообще был чисто символическим.

Кризисный 2008 г стал переломным для всех показателей. Сильнее всего снизились воздействия литейной подотрасли и производства труб и проката. Следует отметить очень резкое (более, чем на 30%) сокращение объемов воздействий в производстве труб и проката. Глубина падения, очевидно, обусловлена тем, что это конечная фаза производственного цикла в отрасли, и падение производства, с которым и связано снижение воздействий, отражает все проблемы, накопившиеся в технологической цепочке. Кроме этого надо отметить, что именно в этой подотрасли после кризиса уровень экологических воздействий остался не просто ниже докризисного, но и заметно ниже, чем в 2000 году. Также ниже уровня 2000 года оказались показатели воздействий на среду в производстве кокса и огнеупоров, но эта подотрасль до кризиса практически не увеличивала воздействия на среду.

Увеличение воздействий на среду в 2010-11 г. было максимальным в производстве стали и метизов (+34%), причем это единственная подотрасль, в которой посткризисный уровень экологических воздействий превысил показатели 2007 года. Стабилизация воздействий на среду после кризиса зафиксирована в добыче руд черных металлов (на уровне ниже предкризисного), а также в производстве труб и проката (на уровне ниже 2000 года). В производстве кокса и огнеупоров зафиксировано небольшое снижение воздействий, которые в 2011 г. были почти на 10% меньше, по сравнению с 2000 г.

Несмотря на наличие позитивных тенденций в ряде подотраслей черной металлургии, валовых показателей экологического воздействия недостаточно для правильных заключений о ходе технологической модернизации этих подотраслей, т.к. значительная часть динамики определяется ситуацией с объемами производства и энергопотребления, которые будут рассмотрены в следующих разделах обзора.