Резюме обзора

На основе информации, полученной в результате анкетирования 4000 тысяч предприятий, сделан анализ эколого-энергетической и технологической эффективности отрасли «черная металлургия» и ее подотраслей за период с 2000 по 2011 год. Определены сравнительные характеристики подотраслей и их влияние на эко-энергетическую и технологическую эффективность отрасли в целом, динамика этих характеристик и — на их основе — сделаны предложения о направлении эффективных инвестиций.

Воздействие черной металлургии на окружающую среду существенно снизилось еще в 2007 году, т.е. без всякой связи с экономическим кризисом. После кризиса уровень экологических воздействий вернулся к уровню 2005-2007 годов. Видимо, успех 2007 года был обусловлен не имел под собой серьезной модернизацией оборудования а, скорее всего, достигнут преимущественно управленческими средствами. Темп роста загрязнений и воздействий за весь анализируемый период превысил 2.2% в год, и был выше среднего для общеотраслевой выборки предприятий.

Для черной металлургии характерен стабильный уровень потребления энергии и минимальное, по сравнению с другими показателями, снижение энергопотребления в кризисные 2008-2009 гг. При значительном валовом потреблении энергии показатель энергоемкости единицы продукции заметно лучше (54%) среднего по реальной экономике. Доля топлива в структуре энергопотребления черной металлургии вдвое выше среднего по всем отраслям, а доля электроэнергии выше среднего в 1.3 раза. Модернизация используемого оборудования, индикатором которой выступает изменение доли электроэнергии, шла высокими темпами. Только в 2009 году, из-за остановок или сокращения загрузки более технологичного электрооборудования при отоплении корпусов простаивающих заводов и поддержке холостых режимов, доля электроэнергии снизилась на 10%, а доля тепла возросла более чем на 6%. В 2010 году процесс роста технологического уровня (доли электричества в общем энергопотреблении) практически во всех подотраслях вернулся к темпам докризисного периода.

До 2005 года в отрасли опережающими темпами сокращалась доля тепла в общем энергопотреблении. Отчасти это могло быть следствием оптимизации использования производственных площадок (заводов, корпусов, цехов). Другая часть сокращения могла быть связана с изменениями отношений заводов и внешних потребителей тепла (ЖКХ городов и поселков). У предприятий черной металлургии таких социальных обременений до сих пор существенно больше, чем в целом на предприятиях реального сектора российской экономики. Одновременный рост доли электроэнергии и снижение доли тепловой энергии позволил выявить подотрасли (литейное производство, сталь и метизы), в которых активно шли изменения, не столько технологий, сколько организационных схем работы. Признаком именно организационных изменений является совпадение этих процессов с устойчивым ростом доли энергии, используемой для целей, не связанных с основным производством.

В период с 2005 по 2007 гг. предприятия черной металлургии тепло стали чаще и больше продавать, а не просто отапливать городские и поселковые объекты, включая жилой фонд, присоединенный к энергетической инфраструктуре предприятий. Более того, в момент кризиса произошел разворот тенденции со снижения на рост доли непроизводственного использования энергии, которая, в целом по черной металлургии, составляет 6.5% общего энергопотребления, а на литейных заводах 8.8%.

Именно тенденция к росту доли энергии, используемой на цели, не связанные с основным производством, отличает черную металлургию от большинства предприятий реальной экономики. По внешним признакам этот процесс, наиболее выраженный в литейной подотрасли, напоминает возврат к «советской», социально более безопасной модели отношений заводов и городов (поселков). Однако, в старой форме реализовано уже новое содержание. Видимо, кризис отобрал несколько вполне жизнеспособных схем рыночного взаимодействия металлургических предприятий, как поставщиков тепла и энергии, с управляющими компаниями и в целом с ЖКХ городов.

Производители труб и проката выбрали иную стратегию отношений с социальными обременениями заводов. Они стремились к сокращению непроизводственной нагрузки на свою энергетическую инфраструктуру. Возврат к социальным обязательствам в период 2007-2009 годов, скорее всего, был вынужденной антикризисной мерой. Сразу после острой фазы кризиса трубопрокатные заводы вернулись к стратегической линии сокращения доли непроизводственного потребления энергии.

В производстве кокса, огнеупоров и в добыче руды уровень энергетической поддержки непроизводственных объектов минимален (3.1% и 4.4% соответственно), поэтому эти подотрасли были более свободны в выборе вариантов действия в кризис. Производители кокса вели последовательное сокращение объемов внешних поставок энергии, а добыча руд «сбросила» в период кризиса свои социальные обязательства, вернувшись к ним только после восстановления экономики.

Динамика факторов развития для черной металлургии в целом показывает, что темпы интенсификации и качественного улучшения производства в этой отрасли почти вдвое превысили среднероссийский уровень. Еще более существенно выделялась черная металлургия по динамике технологической эффективности. В первую половину периода шла деградация оборудования, но не столь высокими темпами, как в целом по реальному сектору экономики. В 2008 году уже был отмечен небольшой рост технологичности. Кризисный обвал 2009 года не сильно повлиял на ход модернизации оборудования — уже к 2010 г. технологическая эффективность вышла на уровень 2000 г., а в 2011 г., впервые за 12 лет, превысила его. С момента перелома тенденции (с падения на рост технологической эффективности) интегральный КПД производства в металлургии не просто строго повторял направления технологической динамики, а многократно усиливал её темп, как при росте, так и при спаде. На 3.5% роста технологической эффективности в 2008 году пришлось почти 13% роста общего КПД выпуска продукции. Смена знака в 2009 году (спад технологической эффективности почти на 2 %) сопровождалась спадом эко-энергетической эффективности почти на 20%. В 2010 году эта пара значений составила +3% и +9%, и лишь к 2011 году тепы роста относительно сблизились, составив +3.2% и +5% соответственно.

Анализ распределения предприятий отрасли по показателям эко-энергетической и технологической эффективностям показывает, что к 2011 году в черной металлургии на базе технического комплекса оформилось ядро новой организационно-технологической системы. Это самый благоприятный момент для инвестирования.