Обзор 5. Производство продукции и факторы развития экономики аграрных регионов

Абсолютный лидер среди аграрных регионов страны в производстве валового регионального продукта в текущих основных ценах — Краснодарский край, вслед за ним почти с троекратным отставание следуют старые житницы страны Саратовская область Ставропольский и Алтайский края, а также Дагестан. Наименьшие объемы ВРП в 2009 г. имели Республика Алтай, Калмыкия и Карачаево‑Черкесия.

Индекс изменения ВРП 2009 г., по отношению к 2000 г., максимальным был в Дагестане, где рост составил более чем в три раза. На втором месте по темпам роста — Республика Адыгея, которая увеличила с 2000 г. ВРП почти в два раза (на 91,2%). На 60‑80% вырос объем ВРП на Ставрополье, в Кабардино‑Балкарии, Северной Осетии, в Мордовии, в Тамбовской и Саратовской областях и в Краснодарском крае. Единственный регион, где объем ВРП сократился — Калмыкия (89,1% от уровня 2000 г. Наименьшим был рост в Карачаево‑Черкесии, на Камчатке и в Республике Алтай (на 7,6%, 15,7% и 19% соответственно). Остальные регионы смогли обеспечить рост ВРП в пределах 25‑54%.

Энергоэффективность и технологическая эффективность

Интегральные показатели эко‑энергетической и технологической эффективности позволяют дать комплексную оценку развития экономики регионов разных типов. Этих двух критериев, а также показателей их динамики, вполне достаточно для объективного описания и оценки развития любых производственно‑экономических систем. Особенности использования этих индикаторов лучше всего пояснить на примере оценки развития экономики России в целом.

На приведенной диаграмме верхняя кривая построена по значениям индекса физического изменения объемов валового внутреннего продукта (ВВП) в период с 2000 по 2010 гг. Изменения валовых объемов производства всем хорошо известны и формировались под влиянием цели «удвоения ВВП», отодвинутой мировым кризисом, и обозначившегося в 2010 году восстановления производства.

Динамика факторов развития экономики России

Зеленая кривая отражает изменения эко‑энергетической эффективности экономики России за тот же период времени. В использованных нами понятиях это изменения интегрального КПД производства полезного продукта. Соотношение траектории и темпов роста эффективности и валовых объемов производства позволяет выделить в развитии экономики ту часть, которая обусловлена интенсификацией производства (зеленая зона), и часть, которая основана на развитии за счет экстенсивных факторов (бежевый сектор).

Достигнутая за 10 лет интенсификация производства интегрирует в себе изменения в качестве рабочей силы, в качестве используемых природных ресурсов и в качестве основных производственных фондов, а также структурные сдвиги в сторону развития сектора услуг. По нашей модели можно оценить вклад динамики технологической эффективности оборудования в динамику развития экономики. Количество бесполезно использованных ресурсов и образовавшихся отходов на каждый джоуль проделанной работы отражено красной кривой. Весь 10‑летний период технологическая компонента давала отрицательный вклад в производство. Даже небольшая интенсификация производства в стране не имела качественного технологического обеспечения. На разных уровнях деятельности органы управления, бизнес и работники выжимали продукцию из стареющего и все более чадящего мотора экономики.

Для анализа особенностей факторов развития аграрных и биоресурсных регионов построена аналогичная диаграмма на данных за 2000, 2007, 2008 и 2009 годы. Поскольку мы не располагаем показателями для интервала 2001‑2006 гг. на этой (и последующих) диаграммах все три индикатора за этот период условно показаны прямыми линиями.

Динамика факторов развития в аграрных регионах существенно отличается от картины в среднем по стране. Принципиальным является обеспечение роста экономики преимущественно за счет интенсификации производства — повышения КПД, снижения энергоемкости, лучшего использования земли и трудовых ресурсов. Аграрные и биоресурсные регионы куда лучше, чем вся экономика России использовала доступные ей ресурсы.

Динамика факторов развития в аграрных регионах

Другой вывод в том, что рост производства в аграрных регионах был почти на 7% выше среднего (напомним, что добывающие регионы имели рост производства на 4% меньше среднего в России). Очень важно, что и кризис по аграрным регионам ударил в меньшей степени (спад в 2009 году на 0,3% при 3% спада в добывающих регионах и 7% по России в целом). Ситуация с эффективностью использования оборудования в аграрных и биоресурсных регионах была лишь чуть лучше среднероссийской и в целом характеризуется как медленно, но устойчиво, улучшающаяся после провала начала 2000‑х годов. Может показаться неожиданным, но техническая деградация оборудования в добывающих регионах в последние 10 лет была даже больше выражена и не имела тенденций к росту в последние три года исследованного периода.

Детали этого процесса можно проиллюстрировать на диаграммах отдельных регионов. Исследование факторов развития разных регионов позволило распределить их на две крупные группы с принципиально различными сочетаниями динамики экономического роста и его эффективности. Первую группу образуют регионы, в которых развитие шло в основном за счет экстенсивных факторов, а изменение КПД существенно отставало от роста объемов производства. Но главной особенностью, которая определяла развитие регионов первой группы, является снижение технологической эффективности оборудования. Наиболее типичным представителем этой группы является Алтайский край, где рост производства лишь на половину был обеспечен ростом КПД, в т.ч. интенсификацией использования труда и природных ресурсов. Эффективность использования основного капитала — зданий, сооружений, машин и оборудования, как и для всех регионов первой группы, здесь значимо сокращалась. Но даже в Алтайском крае проявляется более высокое значение интенсификации в производственных комплексах аграрных регионов. Факт более высоких темпов повышения КПД производства полезной продукции для аграрных регионов является почти повсеместным.

Динамика факторов развития в Алтайском крае

При значительной технической деградаций оборудования повышался КПД производства в Саратовской и Костромской областях. При этом Костромская область отличалась более низким диапазоном изменений.

Динамика факторов развития в Костромской области

Динамика факторов развития в Саратовской области

По такой же схеме шло развитие в Республике Мордовия, но с изменениями в более широком диапазоне. На примере Мордовии лучше других проявляется асинхронность изменений технологической эффективности (т.е. эффективности оборудования) и интенсивности производства продукции. Эта асинхронность присутствует практически во всех регионах, с деградирующим техническим комплексом. Иногда она проявляется со сдвигом на год. Видимо организаторы производства, стремятся компенсировать отсутствие ресурсов модернизации более интенсивным использованием труда и природных ресурсов, к чему в этих регионах есть некоторые резервы.

Динамика факторов развития в Мордовии

В группе регионов с высокой деградацией технического комплекса на фоне низких темпов роста ВРП (Камчатский край и Республика Алтай) асинхронность тенденций интенсификации и технологической эффективности также присутствует, хотя и не столь эффектно выражена. Практически весь прирост производства, хотя весьма незначительный, в Камчатском крае обеспечен факторами интенсификации. Определенно здесь развивался шоковый вариант, в основе которого был дефицит ресурсов, заставляющий для выживания использовать их максимально эффективно. Без технологического обновления Камчатке будет очень трудно преодолевать последствия кризиса.

Динамика факторов развития в Камчатском крае

В Республике Алтай технологическая деградация на десятилетнем отрезке была столь существенной, что обычные для аграрных и биоресурсных регионов возможности интенсификации за счет организации труда и использования природных ресурсов здесь не реализованы. Производство потребляло все больше энергии и ресурсов, а экстенсивные факторы позволили экономике за 10 лет вырасти менее чем на 20%.

Динамика факторов развития в Республике Алтай

Кардинально иным путем развивалась экономика регионов, которые смогли если не повысить, то удержать эффективность работы основного оборудования. Наиболее типичным в этой группе является развитие экономики Краснодарского и Ставропольского краев. Оба этих региона сохранили показатель технологической эффективности практически неизменным, но за счет организации производства и факторов его интенсификации (рост КПД за счет снижения удельных затрат энергии и ресурсов на единицу производимой продукции) они обеспечили значительную часть роста своего производства.

Динамика факторов развития в Краснодарском крае

Динамика факторов развития в Ставропольском крае

Аналогично, хотя и с непринципиальными особенностями, происходило развитие экономики в Дагестане и Кабардино‑Балкарии.

Динамика факторов развития в Дагестане

Динамика факторов развития в Кабардино-Балкаркии

На диаграммах для всех четырех перечисленных регионов отсутствует эффект асинхронности изменений технологической эффективности оборудования и факторов интенсификации. Это подтверждает предположение, что в аграрных и биоресурсных регионах интенсификация использования труда и земли запускается провалами в технологическом обеспечении производства.

Наиболее серьезные изменения в последние годы происходили в экономике Тамбовской области. Уровень интенсификации производства, сокращение удельных (на единицу продукции) расходов энергии и ресурсов здесь превышал темпы роста экономики. При этом видно, что механизмом запуска интенсификации выступало технологическое обновление. Обновление или повышение надёжности работы машин и оборудования создавали в этом регионе веер дополнительных возможностей, которые позволяли повышать КПД использования как природных (в первую очередь аграрных) ресурсов, так и производительность труда работающего населения. Основной капитал выполнял функции катализатора и дополнительной валентности, позволяющей бизнесу (видимо в основном среднему и малому) лучше встраиваться в рынок и равномерно развиваться.

Динамика факторов развития в Тамбовской области

Таким образом, аграрные и биоресурсные регионы имели лучшие качественные показатели развития экономики, чем добывающие и вся экономика России в целом. И рост производства и, особенно, реакция на кризис в них была лучше. Опираясь на доступные и массово используемые природные ресурсы, на более многочисленный трудовой потенциал, аграрные регионы могли компенсировать и сглаживать возникающие проблемы развития. В тех регионах, где к названным факторам смогли добавить позитивную динамику в технологическом оснащении производства, возникал более широкий коридор и набор вариантов развития с общим повышением КПД работы (Тамбовская область, Краснодарский и Ставропольский края). Наоборот — при отрицательной динамике в эффективности технологического комплекса диапазон реакции на возникающие проблемы у аграрных регионов сужался и интенсификация использования ресурсов, энергии и трудового потенциала становилась вынужденным и единственным ответом на вызовы развития. В ряде случаев такая интенсификация была реакцией на шоковый дефицит ресурсов и деградацию основного капитала (Камчатка и Калмыкия). Это вариант «выживания за счет людей, земли, леса, рыбы».