Обзор 5. Производство продукции и факторы развития экономики бюджетно‑зависимых регионов

Среди бюджетно‑зависимых регионов страны абсолютные объемы производства валового регионального продукта наиболее значительны в Забайкальском крае и в Кировской области, вслед за которыми с отставанием в 1,5 — 2 раза следуют Камчатский край, Ивановская и Псковская области. Наименьшие объемы ВРП в 2009 г. имели республики Ингушетия, Алтай и Калмыкия.

Индекс изменения ВРП 2009 г., по отношению к 2000 г., максимальным был в Чукотском АО, где рост составил почти в три раза. На втором месте по темпам роста — Республика Адыгея, которая увеличила с 2000 г. ВРП почти в два раза (на 91,2%), и почти столько же составил рост ВРП в Еврейской АО (на 81,7%). На 60‑80%% вырос объем ВРП в Кабардино‑Балкарии, Северной Осетии и в Забайкальском крае. Республики Тыва и Чечня увеличили ВРП соответственно на 44,7 и 41,1%%. Наименьшим был рост в Магаданской области и Карачаево‑Черкесии (на 4,2% и 7,6% соответственно). Сократился объем ВРП в Ивановской области и в Калмыкия (93,1% и 89,1% от уровня 2000 г. Остальные регионы смогли обеспечить рост ВРП в пределах 10‑20%%.

Энергоэффективность и технологическая эффективность

Интегральные показатели эко‑энергетической и технологической эффективности позволяют дать комплексную оценку развития экономики регионов разных типов. Этих двух критериев, а также показателей их динамики, вполне достаточно для объективного описания и оценки развития любых производственно‑экономических систем. Особенности использования этих индикаторов лучше всего пояснить на примере оценки развития экономики России в целом.

На приведенной диаграмме верхняя кривая построена по значениям индекса физического изменения объемов валового внутреннего продукта (ВВП) в период с 2000 по 2010 гг. Изменения валовых объемов производства всем хорошо известны и формировались под влиянием цели «удвоения ВВП», отодвинутой мировым кризисом, и обозначившегося в 2010 году восстановления производства.

Зеленая кривая отражает изменения эко‑энергетической эффективности экономики России за тот же период времени. В использованных нами понятиях это изменения интегрального КПД производства полезного продукта. Соотношение траектории и темпов роста эффективности и валовых объемов производства позволяет выделить в развитии экономики ту часть, которая обусловлена интенсификацией производства (зеленая зона), и часть, которая основана на развитии за счет экстенсивных факторов (бежевый сектор).

Достигнутая за 10 лет интенсификация производства интегрирует в себе изменения в качестве рабочей силы, в качестве используемых природных ресурсов и в качестве основных производственных фондов, а также структурные сдвиги в сторону развития сектора услуг. По нашей модели можно оценить вклад динамики технологической эффективности оборудования в динамику развития экономики. Количество бесполезно использованных ресурсов и образовавшихся отходов на каждый джоуль проделанной работы отражено красной кривой. Весь 10‑летний период технологическая компонента давала отрицательный вклад в производство. Даже небольшая интенсификация производства в стране не имела качественного технологического обеспечения. На разных уровнях деятельности органы управления, бизнес и работники выжимали продукцию из стареющего и все более чадящего мотора экономики.

Динамика факторов развития экономики России

Для анализа особенностей факторов развития бюджетных регионов построена аналогичная диаграмма на данных за 2000, 2007, 2008 и 2009 годы. Поскольку мы не располагаем показателями для интервала 2001‑2006 гг. на этой (и последующих) диаграммах все три индикатора за этот период условно показаны прямыми линиями.

Общая картина динамика факторов развития в бюджетных регионах практически не отличается от картины в среднем по стране. Но сами показатели несколько отличаются. Особенно заметно отличие от общей ситуации в России по уровню роста ВРП. В бюджетно‑зависимых регионах прирост производства был на 13,1% ниже, чем в среднем по стране. При сопоставимом со средним по России темпом повышения эффективности производства (ок. 20% к 2008‑2009 гг.) вклад интенсификации в развитие бюджетно‑зависимых регионов (зеленый сегмент) был более заметным. Дефицит ресурсов для экстенсивного развития вполне соответствует статусу анализируемой группы, как дотационной и поддерживаемой из федеральных источников.

Динамика факторов развития в бюджетных регионах

Гораздо интересней различия в динамике в год кризиса. Если в целом по России 2009 год отмечен спадом валовых объемов при повышении эффективности производства продукции и, пусть и малым, но ростом эффективности оборудования, то в бюджетно‑зависимых регионах процессы развитие происходило с диаметрально противоположными тенденциями. Валовые объемы производства практически сохранились (‑0.9%), тогда как в России спад составил 13%. Но при этом в бюджетной группе регионов упали оба показателя эффективности (для производства продукции и для оборудования), тогда как российскую экономику в целом кризис подстегнул к интенсификации и повышению эффективности. Можно сделать вывод, что вброс в период кризиса бюджетных ресурсов в депрессивные регионы лишь подстегнул экстенсивные тенденции (освоение средств). Зачатки интенсификации, которые были обусловлены развитием в условиях дефицита ресурсов (отбор на выживание) сменились процессами проедания даром доставшихся средств.

Другой причиной сохранения объемов производства в бюджетно‑зависимых регионах является аграрный характер экономики в их значительной части. Напомним, что эти две группы (бюджетные и аграрные) наиболее существенно пересекаются. В группу бюджетников входит семь регионов из группы аграрных. Но даже при таком пересечении видны принципиальные различия в развитии за счет бюджетных дотаций и за счет внутреннего аграрного потенциала. Даже валовые объемы спада в кризисный 2009 год в аграрных регионах (‑0,3%) были меньше, чем в бюджетно‑зависимых (‑0.9%). А положительная динамика интенсификации производства (+3.8%) и эффективности оборудования (+0.8%), кардинально отличала её от группы бюджетно‑зависимых (‑10.8% и ‑4.7% соответственно). Детали этого процесса можно проиллюстрировать на диаграммах отдельных регионов.

Исследование факторов развития разных регионов позволило распределить их на три группы с принципиально различными сочетаниями динамики экономического роста и его эффективности.

К первой группе, самой многочисленной следует отнести регионы, определяющих ситуацию по группе в целом. Это в основном дальневосточные и сибирские регионы: Чукотский АО, Магаданская область, Камчатский край, Еврейская АО и Тыва, к которым примыкают Кировская область, Северная Осетия и Чечня.

В этих регионах рост производства происходил в основном на фоне снижения эффективности оборудования. Однако в Тыве, Еврейской АО, на Камчатке и в Магаданской области происходила интенсификация производственных процессов. Тот же или даже больший объем продукции производился с меньшими затратами энергии и меньшими экологическими воздействиями на среду. Это развитие по схеме жесткого отбора на выживание. Характерно, что внутри группы бюджетно‑зависимых такое развитие проявилось в регионах — окраинах. Экономика брошенная на самовыживание подчищала все доступные внутренние резервы, минимизировала потери, которые только можно сократить на дряхлеющем и не обновляемом оборудовании. КПД производства повышался на фоне значительной технической деградаций оборудования. Типичным примером такого соотношения факторов развития можно считать Еврейскую АО.

Динамика факторов развития в Еврейской АО

Вторая группа бюджетных регионов сформировалась из передовиков, где все показатели 2009 г. выше, чем в 2000 г., причем особенно обращает на себя внимание рост эффективности оборудования. Это Адыгея, Кабардино‑Балкария, Псковская область и Забайкальский край. Особенно обращает на себя внимание развитие экономики Псковской области. Видно, что регион буквально по крохам собрал ресурсы для обновления технологической базы. О том, что это были очень небольшие резервы, свидетельствует реакция на кризис. Первые же сигналы кризиса уже в 2008 году, отбросили технологический уровень хозяйственного комплекса назад, а на следующий год этот откат уже сказался и в эффективности производства и в валовых объемах. Именно нехватка внутренних ресурсов (к 2008 г. рост ВРП составил лишь 30%), которые не могут быть компенсированы бюджетными дотациями, стала для региона проблемой в развитии. Однако схема развития Псковской области осталось в «зеленой» зоне, обеспеченной ростом эффективности и обновлением оборудования. Регион сохранил показатели технологической эффективности практически неизменными, но за счет организации производства и факторов его интенсификации (снижения удельных затрат энергии и ресурсов на единицу производимой продукции) обеспечил значительную часть роста своего производства.

Динамика факторов развития в Псковской области

В третью группу попали Калмыкия и Ивановская область, где все показатели развития заметно ниже и средних по группе, и средних по стране. Очевидно, что даже об экстенсивном развитии в этих регионах говорить не приходится. Здесь технологическая деградация была столь существенной, что оказались не реализованы возможности интенсификации за счет организации труда и использования природных ресурсов.

Динамика факторов развития в Ивановской области

К этой же группе тяготеет Карачаево‑Черкесия, в которой отмеченная тенденция только в 2008 г. нарушилась и наметился выход из спада. Немногим лучше ситуация и в двух оставшихся регионах — республике Алтай и Ингушетии. Здесь имел место рост производства, но шел он на фоне технологической деградации и сокращения эффективности использования основного капитала — зданий, сооружений, машин и оборудования. В Республике Алтай технологическая деградация на десятилетнем отрезке была столь существенной, что обычные для аграрных и биоресурсных регионов возможности интенсификации за счет организации труда и использования природных ресурсов здесь не реализованы. Производство потребляло все больше энергии и ресурсов, а экстенсивные факторы не позволили экономике за 10 лет вырасти лишь на 20%.

Динамика факторов развития в Республике Алтай

Динамика факторов развития в Ингушетии

Наиболее серьезные изменения в последние годы происходили в экономике Збайкальского края. Темпы интенсификации производства и сокращения удельных (на единицу продукции) расходов энергии и ресурсов здесь превышали темпы роста экономики. При этом видно, что механизмом запуска интенсификации выступало технологическое обновление. Обновление или повышение надёжности работы машин и создавали в этом регионе веер дополнительных возможностей, которые позволяли использовать новые возможности для повышения КПД работы как с природными (в первую очередь аграрными) ресурсами, так и с работающим населением. Основной капитал выполнял функции катализатора и дополнительной опоры, позволяющей бизнесу (видимо в основном среднему и малому) лучше встраиваться в рынок и равномерно развиваться.

Динамика факторов развития в Забайкальском крае