Резюме обзора

В обзор включены 17 регионов (республики Адыгея, Алтай, Кабардино‑Балкария, Калмыкия, Карачаево‑Черкесия, Северная Осетия‑Алания, Тыва, Ингушетия, Чечня, Еврейская автономная область, Чукотский округ, Ивановская, Кировская, Магаданская, Псковская области, Камчатский и Забайкальский края), где доля финансируемых из бюджета здравоохранения, образования, управления и т.п. секторов составляет в структуре внутреннего регионального продукта от 18,9% (в Кировской области) до 46,3% (в Ингушетии). Данная группа включает семь регионов, которые были представлены в ранее проанализированной группе аграрных. Поэтому при оценках развития мы проводим сопоставления не только со средним по России, но и с показателями аграрной группы, что позволяет понять особенности развития, связанные именно с бюджетным характером финансовой поддержки регионов.

По каждому региону приведен полный набор справочной информации об использовании энергии, воздействиях на окружающую среду и производстве регионального продукта за 2000, 2007‑2009 гг.

В этих регионах….

Произведено электроэнергии: 2000 г. — 18980, 2007 г. — 21061, 2008 г. — 21904, 2009 г. 22538 млн.кВт.ч.

Потреблено электроэнергии: 2000 г. — 34895, 2007 г. — 35150, 2008 г. — 36122, 2009 г. — 35978 млн.кВт.ч.

Потребление автомобильного топлива: 2000 г. — 4040, 2007 г. — 6257, 2008 г. — 7361, 2009 г. — 7314 тыс.тут.

Потреблено всех видов энергии: 2000 г. — 36822, 2007 г. — 37159, 2008 г. — 39534, 2009 г. — 39814 тыс.тут.

К 2008 году прирост энергопотребления в бюджетно‑зависимых регионах составил 7,4% к уровню 2000 года, тогда как в целом по России прирост составил 9%. Однако в кризисный 2009 год бюджетная поддержка обеспечила не только сохранение уровня энергопотребления, но и некоторый его рост (8,1% к 2000 г.). В целом по стране в 2009 году потребление энергии упало почти на 6%.

Интенсивнее среднего по бюджетным регионам был рост энергопотребления в большинстве республик Северного Кавказа. Максимальных значений он достигал в Чечне и Адыгее. Низкие темпы роста энергопотребления характерны для экономики Забайкалья, Кировской, Ивановской, Магаданской областей, имеющих значительный промышленный сегмент. В семи регионах потребление энергии сократилось. Особенно заметно снизилось энергопотребление в Магаданской (на 45,1%) и Еврейской автономной областях (на 29,5%) областях, Калмыкии (на 19,1%) и в Псковской области (11,2%).

Рост доли электроэнергии в общем энергетическом балансе региона является диагностическим признаком повышения технологического уровня экономики. По такому сценарию менялась структура энергопотребления в Псковской области, Камчатском крае и Еврейской автономной области. Соответственно для этих регионов можно говорить о признаках технологической модернизации. Сравнение динамики электрификации в бюджетно‑зависимых и в аграрных регионах обнаружило диаметральные различия в ходе процессов модернизации оборудования. Бюджетно‑зависимые регионы в 2000 г. имели уровень электрификации производства практически сопоставимый со среднероссийским, тогда как аграрные существенно уступали по этому показателю. Но направление и темп изменения электрифицированности в регионах с преобладанием аграрного сектора в предкризисный период практически совпадали с общероссийской тенденцией к росту. Лишь в кризисный 2009 год аграрные регионы немного снизили долю электроэнергии. А в группе бюджетно‑зависимых регионов уровень электрифицированности весь период снижался. Дотационность и жизнь на средства федерального бюджета не стимулировала процессов модернизации.

Если потребление электроэнергии с 2000 г. в среднем по бюджетно‑зависимым регионам выросло на 3,1%, то потребление автомобильного топлива — почти в два раза (на 81%). Лидируют по этому показателю Чукотский округ (475%) и Ингушетия (472%). С приличным отрывом, но тем не менее более чем в три раза увеличили потребление автомобильного топлива Забайкальский (327%) и Камчатский (304,5%) края, и более чем в два раза вырос показатель в Ивановской области (231%).

В большинстве бюджетно‑зависимых регионов показатели, отражающие вредное воздействие на окружающую среду, снижаются. Объемы использования чистой воды по сравнению с 2000 г. в среднем по бюджетным регионам сократился несколько больше, чем в среднем по стране: 84,3% против 86,8%. В целом по группе бюджетно‑зависимых регионов снижение сбросов загрязненных вод на 6.3% за десять лет заметно меньше, чем для России в целом (20.3%). Рост объем сточных вод зафиксирован в Северной Осетии (367,8%), на Камчатке (136%), в Забайкалье (на фоне сокращения объема использованной чистой воды). Скорее всего, этот процесс отражает снижение внимания к проблеме охраны вод на фоне деградации очистных сооружений предприятий и муниципалитетов. Очевидно, что при бюджетном финансировании проблема очистных сооружений оказывается менее приоритетной, чем зарплаты врачей и учителей. В производящих регионах страны существенная часть проблемы сточных вод решается бизнесом и муниципалитетами экономически благополучных городов.

Наиболее высокие валовые объемы выбросов в атмосферу от стационарных источников характерны тем регионам, в которых имеется существенный сегмент промышленности. Тенденции загрязнения атмосферы были разнонаправленными. Наиболее вероятно, что в регионах со спадом выбросов тенденция задавалась промышленным сегментом, а вот рост происходил за счет жилищно‑коммунального сектора.

Изменение ВРП 2009 г., по отношению к 2000 г., максимальным было в Чукотском АО, где отмечен почти трёхкратный рост. На втором месте по темпам роста — Республика Адыгея, которая увеличила с 2000 г. ВРП почти в два раза (на 91,2%), и почти столько же составил рост ВРП в Еврейской АО (на 81,7%). На 60‑80%% вырос объем ВРП в Кабардино‑Балкарии, Северной Осетии и в Забайкальском крае. Наименьшим был рост в Магаданской области и Карачаево‑Черкесии (на 4,2% и 7,6% соответственно). Сократился объем ВРП в Ивановской области и в Калмыкия (93,1% и 89,1% от уровня 2000 г. В бюджетно‑зависимых регионах прирост производства был на 13,1% ниже, чем в среднем по стране, но вклад интенсификации в развитие был более заметным. Гораздо интересней различия в динамике в год кризиса. Если в целом по России 2009 год отмечен спадом валовых объемов при повышении эффективности производства продукции и, пусть и малым, но ростом эффективности оборудования, то в бюджетно‑зависимых регионах развитие происходило с диаметрально противоположными тенденциями. Валовые объемы производства практически сохранились (‑0.9%), тогда как в России спад составил 13%. Но при этом в бюджетной группе регионов упали оба показателя эффективности (для производства продукции и для оборудования), тогда как российскую экономику в целом кризис подстегнул к интенсификации и повышению эффективности. Можно сделать вывод, что вброс в период кризиса бюджетных ресурсов в депрессивные регионы породил преимущественно экстенсивные тенденции (освоение средств). Зачатки интенсификации, которые были обусловлены развитием в условиях дефицита ресурсов (отбор на выживание) сменились процессами проедания даром доставшихся средств.

Если сравнить две существенно пересекающиеся группы (бюджетные и аграрные), то и здесь видны принципиальные различия. Даже валовые объемы спада в кризисный 2009 год в аграрных регионах (‑0,3%) были меньше, чем в бюджетно‑зависимых (‑0.9%). А положительная динамика интенсификации производства (+3.8%) и эффективности оборудования (+0.8%), кардинально отличала аграрную группу от группы бюджетно‑зависимых (‑10.8% и ‑4.7% соответственно).

Исследование факторов развития разных регионов позволило распределить их на три группы. В первой группе более других представлены дальневосточные и сибирские регионы: Чукотский АО, Магаданская область, Камчатский край, Еврейская АО и Тыва, к которым примыкают Кировская область, Северная Осетия и Чечня. В этих регионах КПД производства повышался на фоне значительной технической деградаций оборудования. Тот же или даже больший объем продукции производился с меньшими затратами энергии и меньшими экологическими воздействиями на среду. Это развитие по схеме жесткого отбора на выживание. Характерно, что такое развитие проявилось в регионах‑окраинах. Экономика, брошенная на самовыживание, подчищала все доступные внутренние резервы, минимизировала потери, которые только можно сократить на дряхлеющем и не обновляемом оборудовании.

Вторая группа бюджетных регионов сформировалась из передовиков, где все показатели 2009 г. выше, чем в 2000 г., причем особенно обращает на себя внимание рост эффективности оборудования. Это Адыгея, Кабардино‑Балкария, Псковская область и Забайкальский край. Показательно развитие Псковской области. Видно, что регион буквально по крохам собрал ресурсы для обновления технологической базы. О том, что это были очень небольшие резервы, свидетельствует реакция на кризис. Первые же сигналы кризиса уже в 2008 году, отбросили технологический уровень хозяйственного комплекса назад, а на следующий год этот откат уже сказался и в эффективности производства и в валовых объемах. Именно нехватка внутренних ресурсов (к 2008 г. рост ВРП составил лишь 30% к уровню 2000 года), стала для региона проблемой в развитии. Более благополучно сложилось развитие Забайкальского края. Темпы интенсификации производства и сокращения удельных (на единицу продукции) расходов энергии и ресурсов здесь превышали темпы роста экономики. Механизмом запуска интенсификации выступало технологическое обновление, которое создавало в этом регионе веер дополнительных возможностей. Основной капитал выполнял функции катализатора и дополнительной опоры, позволяющей бизнесу встраиваться в рынок и развиваться.

В третью группу попали Калмыкия и Ивановская область, где все показатели развития заметно ниже и средних по группе, и средних по стране. Здесь технологическая деградация была столь существенной, что не реализовались возможности интенсификации за счет организации труда и использования природных ресурсов. К этой же группе тяготеет Карачаево‑Черкесия, в которой отмеченная тенденция нарушилась только в 2008 г. Немногим лучше ситуация в республиках Алтай и Ингушетия.

Организациям и экспертам, заинтересованным в самостоятельном использовании оценок регионального энергопотребления, энергетической, экологической и технологической эффективности развития Интерфакс‑ЭРА готово предоставить систематизированные данные в обмен на подготовку авторских и обзорных материалов для ключевых разделов портала.