Обзор.1. Опыт работы ЦЭНЭФ с региональной энергетической статистикой

Молодцов Сергей Дмитриевич из Института энергетической политики рекомендовал для оценки надежности региональной энергетической статистики использовать материалы Центра по эффективному использованию энергии (директор И.А. Башмаков).

Игорь Алексеевич Башмаков так прокомментировал методологические проблемы оценки энергоёмкости ВРП:

  1. Показатель энергоемкости ВВП имеет определенную зону применения и дает ответы только на ряд вопросов. И в этом отношении он имеет высокую ценность. От него не нужно требовать ответов на все вопросы. Даже средняя температура по больнице - полезный показатель. Если она существенно выросла, то это эпидемия.
  2. По поводу методики оценки баланса. Их несколько. Они описаны в т.ч. на русском языке (Руоководство по энергетичекой статистике (МЭА, 2007). ЦЭНЭФ подготовил Методику прогнозирования потребления "Формирование методической базы прогнозирования и прогноза потребления электроэнергии по регионам России до 2015 г. с перспективой до 2020 г." (2008), где описана методика разработки ЕТЭБ ЦЭНЭФ. Проблема в том, что нет единой методики для России, что не позволяет получать сопоставимые данные по регионам. Методика МЭА опубликована на русском языке. Она должна быть доступна. Возможно она есть у них на сайте. Методика для АПБЭ - это продукт, который ЦЭНЭФ сделал для АПБЭ и они ей распоряжаются.
  3. Качество исходных данных. Оно низкое, но с этими данными можно работать. Все изменения в статистических формах последних лет не улучшали, а ухудшали качество исходных данных. Но это не должно быть отговоркой против расчета энергоемкости ВВП для России и ВРП для регионов.
  4. Есть много проблем с региональным учетом потребления энергии на трубопроводном и железнодорожном транспорте. Их нужно решать. Энергия потребляется в одном регионе, а приписывается - другому.
  5. Без формирования ЕТЭБ не только нельзя посчитать энергоемкость ВРП, но и нельзя представить полную картину энергопотребления, а следовательно и управлять динамикой и структурой потребления энергии, а также оценивать индикаторы энергоэффективности по секторам экономики.
  6. Не решаемых проблем в этой сфере нет. ЦЭНЭФ построил как ЕТЭБ в целом для России за ряд лет, так и и ЕТЭБ для многих регионов. Нужно эту работу развивать.

В отчете, подготовленном экспертами Группы Всемирного банка под руководством Геворка Саркисяна (ВБ) и Яны Горбатенко (IFC), [«Энергоэффективность в России: скрытый резерв»](http://www.cenef.ru/file/FINAL_EE_report_rus.pdf ""Энергоэффективность в России: скрытый резерв" PDF 3.97 Мб") на стр. 152 воспроизведен разработанный ЦЭНЭФ интегрированный топливно-энергетический баланс за 2005 г. Формат баланса в данном отчете, аналогичен формату Международного энергетического агентства с некоторыми изменениями, учитывающими принятые в России формы энергетической статистики и российскую специфику. Особенности российской специфики на уровне страны официально изложены в "Методологических положениях по расчету топливно-энергетического баланса Российской Федерации в соответствии с международной практикой"

На сайте ЦЭНЭФ представлены отчеты по энергобалансам трех областей (Архангельской , Калининградской и Астраханской), материалы которых соответствуют тематике обзора.

В этих однотипно сделанных отчетах дана характеристика статистических форм, из которых берутся первичные данные по энергопотреблению.

До 2005 года действовали три прежние статистические формы для формирования параметров электробаланса:

  • «Э-1» (электробаланс народного хозяйства);
  • «Э-2» (потребление электроэнергии по широким отраслям промышленности);
  • «Э-3» (потребление электроэнергии по основным отраслям промышленности).

В последние годы (с 2005 г.) они заменены двумя формами:

  • «23-Н» (Архив ZIP, 22.6 Кб) (сведения о производстве и потреблении электрической энергии);
  • «24-энергетика» (Архив ZIP, 20.2 Кб) (электробаланс и отчет о работе электростанций).

Еще несколько статистических форм для формирования балансов электроэнергии, тепла и топлива:

  • «11-ТЭР» (Архив ZIP, 21.6 Кб) (использование топлива, теплоэнергии и электроэнергии);
  • «6-ТП» (Архив ZIP, 24.3 Кб) (сведения о работе тепловой электростанции);
  • «6-ТП (гидро)» (Архив ZIP, 16.0 Кб) (сведения о работе гидроэлектростанции);
  • «6-ТП (КЭС)» (Архив ZIP, 17.1 Кб) (сведения о работе электросетей);
  • «ПЭ» (сведения о работе тепловых электростанций, стоящих на балансе непромышленных организаций);
  • «4-топливо» (сведения об остатках, поступлении и расходе топлива, сборе и использовании отработанных нефтепродуктов);
  • «22-ЖКХ» (Архив ZIP, 27.1 Кб) (сведения о работе предприятий ЖКХ в условиях реформы, которая содержит частичную информацию о потреблении тепловой энергии, газа и электроэнергии).

Данные формы о работе тепловых сетей, которые дают информацию о потреблении тепловой энергии и о потреблении топлива на котельных.

Практически по всем важным показателям во всех источниках имеются разногласия. Их природа – различная степень полноты охвата и различия в классификации потребителей. Обычно невязки статистики отражаются в строках типа «прочее потребление». О степени ненадежности статистики можно судить по скачкам показателей в таких балансирующих строках за разные годы.

По основной форме «11-ТЭР» отчитываются только организации с потреблением ТЭР выше 10 тут в год. Мелкие потребители по ней не отчитываются. В Архангельской области она отражает около 80% конечного потребления электроэнергии, а в Астраханской области около двух третей (66%). При этом в Архангельской области она дает потребление населением в 2005 г. на 39 млн. кВт-ч меньше, а в Астраханской на 73 млн. кВт-ч выше, чем статистика электробаласнса.

Основным источником статистических данных для описания состояния электроэнергетики является форма «6-ТП», таблицы которой дают сведения о выработке электроэнергии и тепла на электростанциях мощностью свыше 500 кВт, потреблении ими топлива, эффективности их работы и др. Многие мелкие дизельные электростанции в эту статистику не попадают.

В новой классификации ОКВЭД не выделяется потребление электроэнергии населением. Оно входит в статью «распределение электроэнергии, газа и воды». Такая структуризация потребления электроэнергии крайне неудобна для анализа.

Проблема несовпадения данных о производстве электроэнергии в разных статформах – это отчасти проблема несовпадающего охвата источников электроэнергии, например, отражение или нет производства электроэнергии на ГЭС и ВЭС в Калининградской области. Здесь данные по электробалансу, сформированные из статистических форм «Э-1», «Э-2» и «Э-3» существенно не совпадают в показателях потребления электроэнергии промышленностью. Если относительно потерь в сетях есть некоторое согласие в данных, то в отношении расхода электроэнергии на собственные нужды электростанций, как промышленных, так и общего пользования, источники информации дают очень противоречивую картину. По данным формы «Э-1», такой расход составляет 14 млн. кВт-ч в 2004 г. (5% от суммарной выработки электроэнергии), а по данным формы «Э-2», на потребление отраслью электроэнергетика относится уже 44,8 млн. кВт-ч, или 16% от выработки.

Согласно данным форм «Э-1», «Э-2» и «Э-3» потребление электроэнергии в Калининградской области за 2005 год выросло на 14%, а по данным формы «11-ТЭР рост составил только 1,4% при некотором сокращении потребления электроэнергии в целлюлозно-бумажной промышленности, вызванном сокращением объемов производства, и на транспорте.

В Архангельской области в 2005 г. статистика показывает потери в электрических сетях 774 млн. кВт-ч, или менее 10% от потребления. Однако реальные потери превышают 14,2%, (значительная часть электроэнергии от промышленных ТЭЦ не поступает в сети общего пользования). В Калининградской области на технические потери электроэнергии приходится 12-14%, или в 2 раза больше, чем во многих зарубежных странах. Согласно оценкам специалистов области, на долю коммерческих потерь приходится 6-8%.

Наиболее детально соотношение технических потерь и потерь коммерческих (неоплаченного электропотребления) проведено в отчете по Астраханской области, где потери составляют 20%. Рост доли потерь в последние годы связан с ростом именно технических потерь в низковольтных сетях 0,4 кВ на которые приходится около 80% потерь. Экстремально холодная погода в январе 2006 г. стала причиной резкого роста потребления электроэнергии населением и офисами на цели отопления. В сетях, не рассчитанных на такую нагрузку, потери выросли до 23%. При нормальной температуре января потери меньше на 2%, а в теплую зиму 2005 г. на 4%. При среднемесячной температуре 18оС потери в сетях АЭСК составляют только 9-10%. При превышении доли потребления на низком напряжении 37% потери сразу превышают 15%. Понижение температуры и рост доли нагрузки на низком напряжении ведут к существенному росту потерь электроэнергии. Алюминиевые провода в сетях низкого напряжения перекалены и при сгибах во время ремонта просто ломаются. Замеры на зонах обслуживания в центре г. Астрахани (полностью оснащенных приборами учета и с максимальным устранением возможного воровства) показали, что зимой 2006 г. небаланс составил около 20%. Здесь коммерческие потери не превышали 3-4%. В отдельных поселках доля потерь достигает 30-50%. Соответственно примерно половина этих потерь – коммерческие.

Расход тепловой энергии на собственные нужды источников теплоснабжения в статистике адекватно не отражается, поэтому при оценках энергопотребления необходимо помнить, что в отношении тепловой энергии речь идет не о произведенной, а об отпущенной энергии. В Калининградской области справочник «Сведения о работе тепловых сетей» дает информацию лишь о 43% произведенной в области тепловой энергии. Данные формы «11-ТЭР» о потерях тепловой энергии в магистральных тепловых сетях нельзя считать достоверными. Цифра за 2005 г. была повышена экспертами практически на порядок, но все же, видимо, она все еще не отражает реальной картины.

Почти половина всего природного газа в Архангельской области уходит на производство электрической и тепловой энергии. При этом различаются данные о потреблении газа в процессах трансформации, передачи и распределения энергоресурсов на электростанциях взятые из форм «6-ТП» и «11-ТЭР». Наиболее надежны данные о потреблении угля на электростанциях, взятые из форм «6-ТП», «11-ТЭР» и «4-Т».

Данные по потреблению жидкого топлива рассчитываются на основе данных форм «6-ТП», «11-ТЭР» и «4-Т». В Архангельской области основная часть жидкого топлива (54%) расходуется на производство электрической и тепловой энергии, 28,5% жидкого топлива расходуется на транспорте. Еще 3,2% потребления пришлось на сельское хозяйство и рыболовство. Доля остальных потребителей невелика. Потребление жидкого топлива в 2000-2005 гг. было довольно стабильно: некоторый рост его потребления на транспорте компенсировался снижением потребления в сельском хозяйстве. Потребление на транспорте включает потребление топлива на личном транспорте.

Надежность данных по потреблению жидкого топлива (особенно бензина и дизельного топлива) оставляет желать много лучшего. Так в Архангельской области в период с 2000 по 2005 гг. среднегодовой рост потребления топлива автотранспортом по статистике составил менее 1% (для авиатранспорта – более 60%, для речного и морского – снижение в среднем за год на 1%). Для справки – рост парка личных автомобилей в Архангельской области за тот же период превышал 6,3% в год.

Корректно выполненная оценка общего объема потребления топливно-энергетических ресурсов в 2005 году в Калининградской области (2089 тыс. тут) существенно отличается от цифры, сообщаемой областной статистикой (1309 тыс. тут.).

Для получения полной картины энергоснабжения регионов необходимо организовать сбор информации из всех источников, который в последние годы крайне затруднен ссылками на коммерческую тайну, на отсутствие работников или другими предлогами. Даже по письменным запросам вышестоящих органов предоставляется только небольшая часть данных. Наиболее интересны данные, представляемые в Тарифную службу для обоснования тарифов на электроэнергию, тепло и газ на очередной период регулирования. Однако доступ к тарифным обоснованиям крайне затруднен.