Что отражает интегральный рейтинг устойчивого развития

Полученные оценки дают широкое поле для интерпретации результатов. При их расмотрении следует помнить, что отбор индикаторов и их объединение в критерии основывались на представлениях о жизнеспособности регионов как сложных систем. Соответственно, итоговый рейтинг, помимо современных процессов и тенденций, должен отражать потенциал самосохранения региона как хозяйственно‑политической и демографической единицы. Именно с этой позиции интересно абсолютное лидерство Московской, Владимирской и Новгородской областей. Всем, кто знает российскую историю, известно, что данные регионы были центрами формирования России как государства. В группе с этими регионами находится и Тюменская область (прежняя Тобольская губерния) — центр русской колонизации Сибири.

Интегральная жизнеспособность регионов, видимо, достаточно сильно связана с исторической длительностью их существования и эволюционной самоорганизацией всего территориального устройства. Вероятно, что практически насильственный перенос Петром I столицы России в Санкт‑Петербург не придал должного импульса к развитию региона, ныне называемого Ленинградской областью. Старые западные центры — Псковская и Новгородская области, несмотря на современную депрессию, сохранили более высокий потенциал устойчивого развития, обусловленный веками сбалансированной региональной системой природопользования, и эволюционным характером их развития как опорных центров жизни в западном макрорегионе. Подтверждением отмеченному феномену является и положение в конце списка Чечни и Чукотского округа. Оба этих региона исторически и территориально недавно стали российскими регионами и гораздо слабее других «вросли» в тело российской государственности.

Очевидно, что интегральным рейтингом фиксируется историческая длительность формирования устойчивого соотношения природной среды, технического комплекса и человеческого фактора. Фактически потенциал устойчивого развития в будущем как в зеркале отражается устойчивым и длительным развитием в прошлом.

Чувствительность интегрального рейтинга к исторически глубоким процессам развития представляется нам чрезвычайно важной. Дело в том, что одним из препятствий для объективной оценки эффективности экологического управления в регионах является именно длительность накопления экологических проблем. Первым реальным примером констатации экологических проблем экономического развития в России стало исследование классика российского почвоведения В.В.Докучаева. В конце XIX века он увязал потерю аграрного потенциала черноземной зоны с массовой распашкой. Докучаевский план восстановления лесов и водоемов в аграрной лесостепной зоне стал первой российской экологической госпрограммой. Этот пример подтверждает, что многие проблемы в сфере экологии регионов накапливаются столетиями. Не случайно староосвоенные черноземные регионы по природному потенциалу сгруппировались в конце списка. Сейчас их интегральная жизнеспособность в основном обеспечивается мощной человеческой компонентой.

Безусловно, что не только исторические, но и природные или национальные особенности развития, взятые каждая в отдельности, являются лишь фоном для множества современных процессов — экологических, демографических, производственных, которые отражаются через положение регионов в интегральном рейтинге или его отдельных компонентах. Дагестан и Тыва при исторической и культурной отдаленности заняли высокие позиции в рейтинге в основном за счет позитивной динамики в экологической и демографической сферах. Напротив, Вологодская, Липецкая, Челябинская области при давней и высокой интеграции в развитие страны оказались в конце списка в основном из‑за устаревающей технологической базы, низкой экологичности и демографических проблем. Интегральный рейтинг показывает, что рост ВРП и современное экономическое процветание не всегда гарантируют будущее благополучие.

Устойчивое — это экологически осторожное развитие!