Оценка технического потенциала

Оценка технического потенциала экологически устойчивого развития регионов России

Еще задолго до финансового кризиса изучение сложных хозяйственных систем убедило авторов данной работы, в том, что физические показатели, независимые от конъюнктуры экономики и ценовых диспропорций, являются более адекватными критериями успешности и экологической безопасности развития, чем рост ВВП, ВРП и затрат на охрану окружающей среды.

В набор показателей устойчивого развития должны входить данные о воздействии на природную среду (выбросы, стоки, отходы, изъятые под производственные объекты экосистемы), потреблении энергии и физическом объеме произведенной полезной продукции и услуг. Только такая совокупность данных позволяет рассматривать производство как некую машину, совершающую полезную работу, и оценивать эффективность функционирования такой машины в каждом регионе в объективных показателях. В отличие от традиционных финансовых критериев, эти показатели не подвержены инфляции, не зависят от нефтяных цен, их нельзя «прокрутить» в банке или сделать объектом спекуляции. Они будут отражать реальное состояние производственной системы не замаскированное розовым туманом финансовых балансов или серым туманом коммерческой тайны. Сделанные на основе такой информации рейтинги — это не личное мнение группы экспертов, а столь же объективные количественные сравнения, допускающие любую перепроверку.

Физически измеренная экологическая и энергетическая эффективность экономики как нельзя лучше подходит для мониторинга результативности программ модернизации, причем, на всех уровнях — от разных стран до конкретных предприятий.

Теоретические основы оценки технического потенциала экологически устойчивого развития регионов России.

Понятие устойчивости с каждым годом все больше входит в нашу жизнь. Мир сотрясают экономические катаклизмы, понятие «экологический кризис» прочно вошло в лексикон домохозяек, а природные и техногенные катастрофы — ежедневная тема СМИ. Мир теряет устойчивость, но, несмотря на популярность темы, понятие устойчивости сегодня почти не используется в практике принятия решений органами государственного управления и бизнесом. Причина этого парадокса состоит в том, что устойчивость трудно выразить количественно и оценить. А это значит, что, возможны ситуации, когда региональные или хозяйственные системы объективно теряют устойчивость, а управляющие этими системами топ‑менеджеры и не подозревают о необходимости приглашать на свое место новых менеджеров уже с приставкой «кризисный». С другой стороны, в современном обществе распространено антропоцентрическое убеждение, что устойчивое развитие — это процесс, который обеспечивает экономический рост. Но и здесь кроется подвох: рост может оказаться крайне неустойчивым или опасным процессом. При достижении пределов роста возможны катастрофы развития, ставящие под вопрос существование (самосохранение) самого общества и природной среды, в котором оно только и может быть, жить и воспроизводить себя.

Для составления рейтинга регионов по потенциалу экологически устойчивого развития, необходимы научно обоснованные количественные индикаторы, позволяющие объективно сравнивать технические комплексы разных регионов, … РАЗНЫХ по своей структуре, истории формирования, современной роли в стране и своеобразных еще по множеству конкретных свойств. Фактически это постановка задачи на научное обоснование (и практическое применение) универсальных и всеобще применимых индикаторов прогрессивного развития хозяйственных систем, независимо от типа и особенностей экономических отношений, в которых эти системы функционируют.

Существует широкий набор международных индексов, которые дают детальную характеристику отдельных компонентов развития. Однако, отражая детали, они не выделяют как главную компоненту оценку характеризуемых систем как целостности, обладающей способностью к устойчивому существованию (самосохранению). Без таких главных критериев эклектичный набор показателей отражающих свойства элементов системы может давать случайные результаты. Фундаментом оценки потенциала устойчивого развития в настоящей работе является Общая Теория Систем (ОТС).

В понятиях ОТС система — это не просто набор элементов, а взаимосвязанная целостность, обладающая свойствами, возникающими только при взаимодействии элементов. Эти целостные (эмерджентные) свойства не выводятся из свойств составляющих элементов и могут быть выявлены лишь при их сопоставлении. Таким главным свойством, которое надо определить, измерить количественно и положить в основу рейтинга регионов, является способность системы (в данном случае хозяйственной) к существованию и самосохранению, как в периоды стабильности, так и в изменяющихся условиях кризисов (не только экономических, но и любых других).

Рассмотрим простейшую модель развития (эволюции) материальных систем, обменивающихся веществом‑энергией с окружающей средой. К таким системам относится все материально‑техническое производство человечества. Если все совокупное производство рассматривать как совершение некоторой полезной работы A, то критерием прогрессивного развития таких систем будет являться увеличение полезной работы во времени (производство все большего полезного продукта):

dA/dt > 0.

Однако системы бывают разные и использовать один и тот же вещественно‑энергетический поток могут по‑разному. Отношение полезно используемой энергии, идущей на совершение работы А и полной энергии, попадающей в систему извне E будет отражать ее внутренние свойства — коэффициент полезного действия (КПД) или эффективность:

η = A/E.

Тогда используя известные из школьного курса математики правила дифференциирования, изменение критерия прогрессивного развития во времени можно записать как:

dA/dt = η(dE/dt) + E(dη/dt) > 0,

откуда следует, что система может эволюционировать: 1) либо на основе увеличения внешнего потока энергии, 2) либо на основе роста КПД (эффективности).

В первом случае (dη/dt=0, dE/dt>0), имеет место экстенсивное развитие системы — экспансия или рост только за счет освоения внешних ресурсов. При этом системе нет нужды совершенствовать внутренние механизмы их использования, так как и без этого обеспечивается ее развитие: истощилось пастбище — перешли на другое, истощилась скважина — пробурили новую. Однако, в реальных системах любой поток энергии конечен. Экстенсивно растущая система рано или поздно достигнет стадии, когда она будет потреблять весь внешний поток и дальнейшее развитие по этому пути станет невозможным (dE/dt=0) — достаточно вспомнить о том, как козы «съели Грецию» или что рано или поздно все запасы нефти закончатся.

В этой критической точке система либо перестает развиваться, либо может продолжить развитие, но уже по принципиально иной стратегии — dη/dt>0, dE/dt=0, совершенствуя внутренние механизмы использования энергии (повышая КПД или эффективность). Эта стратегия развития получила название интенсивной. Интенсивный тип развития может обеспечивать рост полезной работы даже в условиях ограниченного или уменьшающегося внешнего ресурсного потока. Для развивающихся систем переход от экстенсивной фазы к интенсивной — это первый кризис развития.

За примерами далеко ходить не надо. В социально‑экономических системах экстенсивный этап развития — это захват новых территорий, поднятие Целины, колонизация и т.д. Но когда глобальный передел мира закончился, завоевание новых территорий стало чревато глобальной ядерной катастрофой, когда в 60‑х годах XX столетия произошел обвальный процесс деколонизации, то буквально через десятилетие Запад столкнулся с масштабным энергетическим кризисом (dE/dt=0). Условием продолжения развития стало осознание конечности ресурсов, поиск ресурсо‑энергосберегающих технологий, совершенствование системы использования энергии (dη/dt>0).

Однако, это вовсе не означает, что кризисы развития цивилизации позади. Коэффициент полезного использования энергии не может расти до бесконечности и всегда ограничен соотношением η . Иными словами, нельзя использовать энергии больше, чем ее есть на самом деле и величина η не может превышать 100%. Это еще один объективный предел развития, очередная критическая точка, в которой dη/d=0, dE/dt=0. Любой системе, достигшей в своем развитии этой точки, для последующего выживания остается единственный выход — «замкнуться» по веществу‑энергии и функционировать циклично. Этот тип системного прогресса можно назвать экологическим, так как он в полной мере реализован в природных экосистемах. В ходе развития преимущество получат те, кто сумеет вовремя перейти на замкнутые, безотходные, «экологические» технологии.

Дальнейшее развитие в понимании прогресса вообще, не в примитивной трактовке неограниченного роста, будет реализовано в иной, информационной сфере. И это наглядно демонстрируют все те же природные системы, в которых при неизменной биомассе и продуктивности растет биоразнообразие видов, популяций экосистем.

Модель устойчивого развития технических комплексов.

Жизнеспособность ЛЮБОЙ материальной системы количественно отражают её масса (энергия), эффективность и сбалансированность структуры системы. Поскольку Техносфера (Т) и Человек (Ч) объективно погружены в глобальную систему Биосферы (Б), рост этих двух подсистем принципиально ограничен объемом третьей. Техносфера потребляет ресурсы Биосферы. Именно поэтому на схеме блок (Т) представлен не собственной сферой, а «антисферой» — пустой частью, хищнически «откушенной» от зеленого биосферного «яблока». При построении системы критериев количественной оценки потенциала устойчивого развития, эта модель определяет исключение из состава допустимых индикаторов устойчивого развития показателей размера (массы и энергии) технического комплекса и производимой им продукции и роста этих показателей.

Указанное ограничение для многих специалистов покажется неожиданным. Все привыкли, что результаты развития чаще всего оценивают именно валовыми величинами роста ВВП, ВРП, производства и потребления энергии. Традиционный подход к оценке успешного развития настолько прочно внедрен в сознание управленцев, что выход из кризиса буквально всеми рассматривается как синоним восстановления экономического роста. Однако это совершенно не одно и то же.

Наша цивилизация сейчас переходит от экстенсивной к интенсивной фазе развития. Если на экстенсивном этапе прогресс был адекватен росту валовых величин (произведенной полезной продукции, затраченной энергии), то интенсивный этап требует применения других — относительных — критериев, что прямо следует из определения КПД, как отношения полезной работы ко всей проделанной (на которую затрачена первичная энергия).

Определить список критериев для интенсивного этапа развития позволяет все та же обобщенная модель производства, с помощью которой были выявлены этапы развития. На производство полезного продукта всегда затрачивается определенное количество вещества‑энергии, часть которой в процессе производства неизбежно рассеивается в окружающую среду в виде разнообразных воздействий. Если полные затраты вещества‑энергии на производство обозначить как Э, полезно использованные на произведенную продукцию как П, а выброшенные в окружающую среду в виде воздействий как В, то обобщенный производственный процесс может быть описан следующей схемой (см. рисунок). Нас интересуют не валовые (экстенсивные) показатели, которые представлены элементами Э, П и В, а характеристики эффективности, выражающиеся через их отношения.

  1. Прежде всего отметим отношение П/Э — по смыслу это уже упомянутый коэффициент полезного действия (КПД) нашей производственной системы, который, исходя из смысла соотношения отражает ее энергетическую эффективность. Соотношение П/В характеризует экологическую «чистоту» единицы конечной продукции и может быть названо экологической эффективностью. Поскольку оба этих критерия имеют общий числитель их удобно объединить. Высокие значения показателя П/(В•Э) по смыслу высокую эко‑энергетическую эффективность.
  2. Соотношение суммы экологических воздействий к общему объему потребленной энергии (В/Э) физически характеризует долю вещества и энергии, которая бесполезно рассеялась в окружающей среде. А порой не просто бесполезно, а очень даже вредно… В конкретных производственных процессах это отходы, нарушенные земли, выхлопы автомобилей, сточные воды, газовые шлейфы труб. По смыслу это нечто обратное показателю КПД — НЕэффективность или КВД (коэффициент вредного действия) нашей производственной системы. Однако, строя логику в терминологии эффективности, разумнее будет использовать обратное отношение — Э/В, которое резонно назвать технологической эффективностью, так как оно не содержит параметров продукции и отражает только внутренние характеристики технологических процессов в системе.

Этой пары критериев, а также показателей их динамики в краткосрочной и среднесрочной ретроспективе совершенно достаточно для объективного и однозначного количественного сравнения эффективности развития ЛЮБЫХ производственно‑экономических систем, от конкретных предприятий до экономики регионов, стран и всего мира. Вопрос только в наличии первичных данных о воздействиях, энергии и продукции.

Оценка общего экологического воздействия во всех регионах Российской Федерации

Основная трудность организации учёта экологических воздействий — в множественности процессов и параметров, которыми описывается экологическая опасность. Для объективной оценки широчайшего набора экологически вредных последствий хозяйственной деятельности надо оперировать измеримыми физическими индикаторами, однозначно отражающими потоки отходов и вредных веществ.

Российской экологической статистикой наиболее системно наблюдаются объемы выбросов загрязняющих веществ в атмосферу (от стационарных и подвижных источников), изъятие воды из природных источников, сбросы загрязненных стоков, образование отходов. Соответственно, для объективной оценки экологических воздействий можно ограничиться данными по выбросам загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных источников (Выбросы) и автотранспорта (Выхлопы), использованию воды (Вода), сбросу загрязненных сточных вод (Стоки), образованию отходов I‑IV классов опасности (Отходы). Полнота первичного учета по приведеннму набору индикаторов экологических воздействий, конечно, оставляет желать лучшего, но для модельных расчетов она вполне приемлема. Ниже приведены карты, отражающие объемы экологических воздействий по пяти параметрам.

Карта 1. Выброс загрязняющих веществ от стационарных источников в 2009 г. (тыс. тонн)
Карта 2. Выброс загрязняющих веществ от подвижных источников в 2009 г. (тыс. тонн)
Карта 3. Использование воды в 2009 г. (млн. куб. метров)
Карта 4. Сброс загрязненных сточных вод в 2009 г. (млн. куб. метров)
Карта 5. Образование отходов I‑IV классов опасности в 2009 г. (тыс. тонн)

Для практических целей измерения «вредного действия» существенна проблема интеграции самых разных индикаторов. Часть из них измеряется в кубометрах, часть в тоннах. Для объединения нескольких индикаторов в универсальный индекс уровня антропогенного воздействия (В) можно выразить каждый индикатор в процентах от суммы аналогичного вида воздействий на всей территории России в 2000 году.

В результате каждый индикатор получает одинаковые единицы измерения — проценты — что позволяет производить с ними необходимые арифметические действия. Так если потребление воды и в каком‑то регионе составляет 2% от водопотребления в России, выбросы в атмосферу — 3%, а образование отходов 1%, то средний уровень антропогенного воздействия по этим трем индикаторам составит (2%+3%+1%)/3=2%.

Объем экологического воздействия на территории России в 2000 году по пяти основным параметрам
Название показателя, единицы измерения Сумма в России, 2000 г.
Использовано воды, млн.куб.м 66869,8
Сброс загрязненных сточных вод, млн.куб.м 20313,8
Выброс загрязнений в атмосферу от стационарных источников, тыс.тонн 18891,4
Выброс загрязнений в атмосферу от автомобильного транспорта, тыс.тонн 14038,4
Образование отходов I‑IV классов опасности, тыс. тонн 112926

Именно по такой схеме можно производить интеграцию пяти отобранных нами индикаторов экологических воздействий в универсальный показатель (В), которым можно оперировать при расчетах экологической и технологической эффективности экономики страны, отдельных регионов и предприятий.

Карта 6. Общее экологическое воздействие в 2009 г. (% от суммы для России в 2000 г.)

Оценка общего потребления энергии во всех регионах Российской Федерации

Данный раздел представлен на нашем сайте также в виде отдельной страницы для удобства представителей регионов и компаний, которые ищут информацию конкретно по оценке энергопотребления. На этой странице можно найти некоторую дополнительную информацию, в частности справочные материалы о потерях тепла, воды и электроэнергии в регионах России.

Источники данных

Для обобщенной оценки энергопотребления нужны топливно‑энергетические балансы регионов, в которых учтены объемы производства, ввоза и вывоза, накопления и преобразования всех видов топлива и энергии. Топливно‑энергетический баланс — это полное количественное соответствие (равенство) между суммарно подведенными ресурсами топлива и энергии, с одной стороны, и суммарной отведенной энергией и её потерями — с другой.

Для построения единого топливно‑энергетического баланса (ТЭБ) необходимо детально прослеживать все трансформации энергетического потока от потенциальной энергии добываемых (производимых) энергоресурсов до реально используемых видов топлива и энергии. Важно, что из оценки энергопотребления необходимо исключить сырьевые направления расхода и использование в качестве материала.

К сожалению, система свода региональных ТЭБов в пост‑советской России оказалась разрушенной, поэтому сейчас единой картины объемов энергопотребления в регионах практически нет. Информация о потреблении топлива и энергии в регионах становится все более фрагментарной. Она рассредоточена по значительному числу энергетических компаний и предприятий, производящих или потребляющих большие объемы энергии, наблюдается статистикой с разной полнотой и детализацией.

Неполнота и разнородность первичной статистики приводят к недоучетам и/или двойному счету. Целые фрагменты энергобаланса необходимо экспертно перепроверять или вычислять по косвенным данным. Квалифицированные кадры для такой оценки в региональных органах статистики и администрациях практически везде отсутствуют.

В этих условиях для оценки общего энергопотребления в регионах приходится привлекать данные более ранних периодов, анализ которых уже проведен экспертными организациями, и в которых устранены наиболее вопиющие ошибки. Такие данные в разрезе ВСЕХ субъектов Российской Федерации разрабатывают несколько организаций — Институт энергетической стратегии (основная публикация А.М.Мастепанов, В.В.Саенко, В.А.Рыльский, Ю.К.Шафранник, «Экономика и энергетика регионов Российской Федерации», М., Экономика, 2001), Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике (ЗАО «АПБЭ») и Независимое экологическое рейтинговое агентство (АНО «НЭРА»).

Энергопотребление

Методика оценки общего энергопотребления по динамике потребления и производства электроэнергии

При отсутствии надежных данных по общему энергопотреблению в отдельных регионах возможна оперативная приближенная оценка на основании данных предыдущих лет. Динамика общего потребления топлива математически достаточно жестко связана с динамикой производства и потребления электроэнергии, однако форма связи индивидуальна для каждого региона и зависит от структуры местной энергосистемы.

Интерфакс‑ЭРА выполнило статистическое исследование зависимостей динамики общего потребления энергии от показателей динамики производства и потребления электроэнергии для каждого региона страны. Возможность такого анализа обеспечил накопленный массив данных предыдущих лет, на основании которого можно рассчитать до 36 динамических отношений (год к году). В качестве примера ниже приведен расчет для одного из регионов страны — Ярославской области.

Зависимость динамики общего потребления энергии от показателей динамики производства и потребления электроэнергии (на примере Ярославской области)
  Изменение общего ЭНЕРГОпотребления Изменение потребления ЭЛЕКТРОэнергии Изменение производства ЭЛЕКТРОэнергии
1995/1991 0.73 0.74 0.75
1997/1991 0.66 0.73 0.68
1999/1991 0.66 0.75 0.67
1997/1995 0.91 0.99 0.90
1999/1995 0.91 1.02 0.89
1999/1997 1.00 1.03 0.99
2003/1991 0.67 0.84 0.66
2003/1995 0.93 1.14 0.87
2003/1997 1.02 1.15 0.97
2003/1999 1.02 1.12 0.98
2004/1991 0.70 0.88 0.81
2004/1995 0.96 1.19 1.08
2004/1997 1.06 1.20 1.20
2004/1999 1.06 1.17 1.21
2005/1991 0.67 0.80 0.75
2005/1995 0.93 1.08 1.00
2005/1997 1.02 1.10 1.11
2005/1999 1.02 1.07 1.12
2006/1991 0.67 0.81 0.68
2006/1995 0.92 1.09 0.90
2006/1997 1.01 1.11 1.00
2006/1999 1.01 1.08 1.01
2007/1991 0.68 0.85 0.75
2007/1995 0.94 1.16 0.99
2007/1997 1.03 1.17 1.10
2007/1999 1.04 1.14 1.11
2004/2003 1.04 1.04 1.24
2005/2003 1.00 0.95 1.14
2006/2003 0.99 0.96 1.03
2007/2003 1.02 1.01 1.13
2005/2004 0.96 0.91 0.92
2006/2004 0.95 0.92 0.83
2007/2004 0.97 0.97 0.92
2006/2005 0.99 1.01 0.90
2007/2005 1.02 1.07 0.99
2007/2006 1.03 1.06 1.10

Накопленный массив данных достаточен для расчета регрессионных моделей, позволяющих экстраполировать показатель общего потребления энергии за прошлые годы на современный период, опираясь на оперативно и статистически достоверно регистрируемые показатели динамики производства‑потребления электроэнергии. Для каждого из 83 регионов России проведен статанализ для уравнений вида:

Изменение энергопотребления = А*Изм.электропотребления^B1*Изм.пр‑ва электроэнергии^B2

Повторим, что форма статистической зависимости (коэффициенты А, В1 и В2 нелинейного уравнения) в каждом регионе индивидуальная и определяется особенностями сложившейся в регионе энергетической инфраструктуры, которая — кстати говоря — меняется весьма медленно. Это позволяет длительное время использовать полученные уравнения для прогнозной оценки общего потребления энергии в каждом регионе.

Достоверность оценки общего энергопотребления

Оценка достоверности прогноза общего энергопотребления по модели на основе динамики производства и потребления электроэнергии выполнена для 90 регионов (с учетом округов и регионов, объединенных с округами). Для 20 регионов статистическая достоверность прогнозной оценки превышает 95%, для 24 регионов точность прогноза превышает 85%, для 21 региона — превышает 70% и лишь у 6 регионов статистическая надёжность оценки менее 50%. Подчеркнем, что статистическая достоверность результата относится не к объему энергопотребления, а к его изменению за некоторый промежуток лет. Поэтому, если использовать данные об энергопотреблении за несколько лет, то можно существенно повысить точность прогнозной оценки, рассчитав её не по одному, а по нескольким последним годам, для которых есть надежные сведения, и взяв среднее из полученных результатов.

На приведенной ниже диаграмме показаны результаты моделирования динамики общего энергопотребления в Ярославской области. Подчеркнем, что достоверность модели конкретно для этого региона (около 70%) существенно ниже, чем в 65 из 83 субъектов Российской Федерации.

Исследование ТЭБов нескольких регионов, опубликованных разными экспертными группами, показало высокий уровень их расхождения. Так, для Архангельской области расхождение составило — 43,3%, для Астраханской — 59,6%, для Калининградской — 36,2% и так далее. Статистически это означает, что доля оценок с достоверностью ниже 50% в среднем для двух источников равна 0,17. Напомним, что для прогнозной оценки по динамике электропотребления доля выходящих за границу 50% достоверности оценок в два с половиной раза меньше и равна 0,067. Данный факт, в первую очередь, свидетельствует о необходимости совершенствования государственной статистики в области учета потребления энергоресурсов, а также заставляет обращаться к дополнительным источникам информации.

Для ещё большего повышения точности оценок были использованы данные региональных администраций. Точность региональных оценок считалась нами тем более высокой, чем критичнее они относились к разосланным нами в качестве ориентиров оценкам для 2000 и 2008 годов. Если в возвращенной нам из региона анкете показатель потребления топлива за 2000 и 2008 годы полностью воспроизводил посланные нами для проверки расчетные цифры, мы фактически получали лишь одно оригинальное значение — оценку за 2009 год. Очевидно, что в этом случае в региональной администрации лишь экстраполировали нашу оценку 2008 года на 2009 год. Такую оценку динамики 2009/2008, сделанную в регионе, мы считали мало надёжной (вес 0.5). Если региональные специалисты брали на себя ответственность за уточнение нашей оценки за 2008 год, но оставляли без изменения цифры 2000‑го года, мы принимали равнозначной надёжность наших и региональных оценок динамики энергопотребления.

В тех, достаточно редких, случаях, когда специалисты региональной администрации располагали полными рядами данных, начиная с 2000 года, все указанные в анкете значения энергопотребления, пусть в небольших нюансах, но отличались от наших расчетных оценок. Этот диагностический признак позволял придать региональным оценкам более высокий вес, чем собственным расчетам.

Поскольку описанный выше критерий диагностирует профессионализм региональных аналитических структур, мы сочли полезной публикацию списка тех регионов, где специалисты региональной администрации располагают полноценными рядами данных по энергопотреблению и готовы отстаивать свои результаты. В этот перечень входят — республики Бурятия, Карелия, Марий Эл, Еврейская автономная область, Хабаровский край, Вологодская, Ивановская, Кемеровская, Оренбургская, Пензенская, Тамбовская и Ульяновская области.

Проверка данных о потреблении автомобильного топлива

Наиболее проблемным компонентом при оценке общего энергопотребления является учет потребления автомобильного топлива. Хорошо известно, что в этой сфере учет не только искажен, но и, в значительной степени, фальсифицирован теневым оборотом нефтепродуктов. Для проверки были привлечены расчеты объемов выбросов загрязняющих веществ от автомобильного транспорта. Методика оценки автомобильных выхлопов базируется на данных о структуре автомобильного парка, выборочном мониторинге интенсивности движения и вычислении суммарного пробега. От этих же величин зависит и количество сожженного топлива.

Оценка по автомобильному выхлопу должна быть меньше, чем данные о продажах бензина и солярки, поскольку, помимо автотранспорта, это топливо используют другие виды моторов (маломерный флот, снегоходы, домашние генераторы электроэнергии, некоторые виды строительных и бытовых инструментов). Однако, согласно проделанным расчетам, в подавляющем большинстве регионов страны только автотранспорт потребляет топлива в полтора‑два раза выше, чем это учтено статистикой продаж. Однако, из этой средней для страны «нормы» есть несколько существенных отклонений.

В пяти регионах оценка потребленного топлива по автомобильным выхлопам меньше, чем данные реализации топлива, хотя именно так должно быть везде из‑за потерь и непрофильного использования части топлива. На другом конце распределения по отношению выхлоп/учтенное топливо находится небольшая группа регионов, в которых это соотношение резко превышает среднюю для страны «норму». Этот «пререгиб» кривой распределения приходится на значение 2.5 (оценка по автомобильному выхлопу превышает учтенные объемы топлива в 2.5 раза и более). Резонно было предположить, что помимо обычного соотношения неучтенного и учтенного бензина, именно в этих регионах есть специфические особенности в обеспечении нефтепродуктами или организации транспортных потоков.

Учет перетоков электроэнергии и энергии произведенной на ГЭС и АЭС

После уточнения данных о потреблении топлива была выполнена процедура корректного учета потребления электроэнергии. К суммарной оценке потребленного топлива прибавляется весь нетто импорт (получено со стороны) электроэнергии. Перевод в условное топливо производится по физическому эквиваленту 1 тыс. кВт*часов=0.1228 т.у.т. В регионах, где производство электроэнергии на тепловой генерации превышает потребление электричества внутри региона, из величины потребленного топлива вычитают весь нетто‑экспорт электроэнергии.

В регионах, имеющих атомную и гидрогенерации электроэнергии, к общему энергопотреблению региона прибавляется часть потребленной электроэнергии внутрирегионального производства, пропорциональная доле атомной и гидрогенерации в общем объеме производимого в регионе электричества. В этом случае пересчет производился не по физическому эквиваленту, а по коэффициенту замещаемого топлива равному 0.3445 тут за 1 тыс. кВт*час. Такой расчет уравнивает оценки энергопотребления регионов имеющих ГЭС и АЭС и регионов, вынужденных использовать для производства электроэнергии топливную генерацию.

Справочные материалы по общему энергопотреблению

Для подсчета количества энергии, затраченной на производство и обеспечение жизнедеятельности хозяйственной системы региона, используют сведения о потреблении всех видов топлива (без учета потребления нефти нефтеперерабатывающими заводами и не топливного потребления масел и некоторых других нефтепродуктов). Данные об использовании всеми категориями потребителей основных видов топлива: угля, газа, мазута, бензина, дизельного топлива переводят в условное топливо по калорийному эквиваленту, отражающему теплотворную способность разных видов топлива относительно угля (см. таблицу из Методологических положений, утвержденных постановлением Госкомстата России от 23 июня 1999 года N 46).

Коэффициенты пересчета основных видов топлива в условное топливо
  Вид топлива Единицы измерения Коэффициенты пересчета в условное топливо по угольному эквиваленту
1. Уголь каменный тонн 0,768*
2. Уголь бурый тонн 0,467*
3. Сланцы горючие тонн 0,300
4. Торф топливный тонн 0,340
5. Дрова для отопления куб.м (плотн.) 0,266
6. Нефть, включая газовый конденсат тонн 1,430
7. Газ горючий природный (естественный) тыс.куб.м 1,154
8. Кокс металлургический тонн 0,990
9. Брикеты угольные тонн 0,605
10. Брикеты и п/брикеты торфяные тонн 0,600
11. Мазут топочный тонн 1,370
12. Мазут флотский тонн 1,430
13. Топливо печное бытовое тонн 1,450
14. Керосин для технических целей тонн 1,470
15. Керосин осветительный тонн 1,470
16. Газ горючий искусственный коксовый тыс.куб.м 0,570
17. Газ нефтепереребатывающих предприятий сухой тыс.куб.м 1,500
18. Газ сжиженный тыс.куб.м 1,570
19. Топливо дизельное тонн 1,450
20. Топливо моторное тонн 1,430
21. Бензин автомобильный тонн 1,490
22. Бензин авиационный тонн 1,490
23. Топливо для реактивных двигателей тонн 1,470
24. Нефтебитум тонн 1,350
25. Газ горючий искусственный доменный тыс.куб.м 0,430
26. Электроэнергия тыс.кВт.ч 0,3445
27. Теплоэнергия Гкал 0,1486
28. Гидроэнергия тыс.кВт.ч 0,3445
29. Атомная энергия тыс.кВт.ч 0,3445

* Коэффициенты пересчета угля имеют тенденцию ежегодно изменяться в связи со структурными изменениями добычи угля по маркам.

Располагая данными об общем потреблении всех видов топлива, производстве и потреблении электроэнергии на тепловой генерации, на ГЭС и АЭС можно рассчитать количество потребленной регионом энергии и долю топлива, затраченного на производство электрической энергии.

Карта 7. Общее потребление всех видов топлива и энергии в 2009 г. (тыс.т.у.т.)
Карта 8. Потребление первичного топлива на производство электроэнергии %

Справочные материалы по потреблению автомобильного топлива в регионах России

Надежность данных по потреблению жидкого топлива (особенно бензина и дизельного топлива) оставляет желать лучшего. В начале 2000‑х в Архангельской области учтенный статистикой рост потребления топлива автотранспортом составил менее 1%, при учтенном росте парка автомобилей за тот же период более 6,3% в год. Масштабы теневого сектора в производстве и потреблении топлива оценить невозможно, т.к. отчетность по светлым нефтепродуктам практически отсутствует и все скрывают свои поставки, свой отпуск. По оценкам специалистов Минприроды «серая» добыча нефти в стране может составить «несколько миллионов тонн в год».

Интерфакс‑ЭРА выполнило оценку потребления автомобильного топлива на основании уточнения статистических данных по потреблению бензина и дизельного топлива по данным о выбросах загрязняющих веществ от подвижных источников за 2000, 2008 и 2009 годы.

Карта 9. Потребление автомобильного топлива в 2009 г. (тыс. т.у.т.)

Характерен список регионов, в которых оценка потребления топлива по пробегу и выхлопу автомобилей ниже, чем по статистике продаж: Магаданская область, Камчатский край, Чукотский округ, Республики Саха‑Якутия и Карелия. Четыре региона из этой группы снабжаются нефтепродуктами через систему «северного завоза», когда объем поставок товаров дополнительно контролируется.

При среднем превышении количества сожженного автотранспортом топлива в полтора‑два раза против легального объема реализации, есть группа регионов, где автомобильный парк потребляет в 2.5‑13 раз больше топлива, чем показано продажами. В этих регионах (см. карту) резонно предположить наличие дополнительного выхлопа от транзитного транспорта (обе столицы и «курортное» направление) или за счет существенно более развитого теневого бизнеса в обеспечении нефтепродуктами.

Карта 10. Отношение оценки потребления автомобильного топлива по объему выхлопа к статистике реализации (раз)

Не анализируя конкретных причин (они в разных регионах могут быть разными) мы приведем лишь список регионов и величину среднего превышения оценки потребления по выхлопам и по имеющейся статистике: Еврейская а.о. (2.5), Краснодарский край (2.5), Ростовская область (2.5), Тамбовская область (2.7), Челябинская область (2.7), Республика Алтай (2.7), Северная Осетия — Алания (2.7), С‑Петербург (2.9), Новосибирская область (3.0), Хакассия (3.0), Тыва (3.0), Тверская область (3.1), Калужская область (3.4), Воронежская область (3.5), Кабардино‑Балкария (3.6), Калмыкия (4.5), Москва (4.8), Ингушетия (6.6), Дагестан (6.8), Чечня (12.4).

Справочные материалы выработке электроэнергии на ГЭС и АЭС и межрегиональным перетокам электроэнергии

Для корректного учета общего энергопотребления необходимо учесть, какую часть потребленной в каждом регионе электроэнергии производят без сжигания органического топлива — на ГЭС и АЭС. Для этого определяют долю ГЭС и АЭС в производстве электроэнергии и соответствующая часть потребленной электроэнергии пересчитывается в замещаемое топливо и прибавляется к общему потреблению топлива.

Карта 11. Выработка электроэнергии на ГЭС и АЭС (млн. кВт*часов в год)

Если регион получает часть потребляемой электроэнергии «со стороны» (является нетто‑импортером), то на завершающей стадии оценки величина импорта пересчитывается в тонны условного топлива и добавляется к объему внутреннего потребления топлива. Если регион выступает как нетто‑экспортер электроэнергии, произведенной на тепловых электростанциях, то необходимо уменьшить оценку внутреннего потребления топлива на величину, переданную в другие регионы. Хотя 100% топлива, затраченного на эту электроэнергию, формально использовано внутри региона, но экспортированная часть энергии «работает» за его границами. Региональный валовой продукт и воздействия на среду внутри региона связаны лишь с производством экспортированной электроэнергии, на которое уходит не 100%, а лишь порядка 2/3 энергии, содержащейся в первичном топливе.

Карта 12. Межрегиональные перетоки электроэнергии (импорт‑экспорт в % к потреблению топлива и энергии внутри региона)

Показателем полезной продукции экономики регионов (П) выступает валовой региональный продукт (ВРП). В настоящем исследовании использовано значение ВРП за 2009 год без каких либо изъятий. В перспективе оценки эффективности могут быть уточнены за счет корректировки значений ВРП на величину рентных доходов, изымаемых налогами, доли ВРП связанной не с производством а с потреблением субсидий, а также других доходов, которые получены за счет деятельности в других регионах и сферах, за пределами региона.

Состав критериев рейтинга по техническому потенциалу экологически устойчивого развития

Для интегрального рейтинга необходимо объединить в единую оценку показатели технологической эффективности (соотношения объема проделанной регионом работы‑потребления первичной энергии — и количества экологических воздействий на окружающую среду) и эко‑энергетической эффективности региона (количество полезной продукции произведенной непосредственно в регионе на каждую единицу энергопотребления и воздействий на среду). Кроме этого определяется динамика технологической и эко‑энергетической эффективности в кратокосрочной (2009/2008) и среднесрочной (2009/2000) ретроспективе. Соответственно рейтинг субъектов Российской Федерации по техническому потенциалу экологически устойчивого развития будет определен на основе ранжирования регионов по шести критериям с последующим определением суммы мест и интегрального ранжирования по этой сумме.

Состав критериев рейтинга по техническому потенциалу

  • Технологическая эффективность в 2009 году (соотношение объема проделанной регионом работы‑потребления первичной энергии и количества экологических воздействий на окружающую среду).
  • Изменение технологической эффективности после 2008 года (2009/2008).
  • Изменение технологической эффективности за период после 2000 года (2009/2000).
  • Эко‑энергетическая эффективность в 2009 году (отношение произведенной продукции — ВРП — к потреблению первичной энергии и количеству экологических воздействий на окружающую среду).
  • Изменение эко‑энергетической эффективности после 2008 года (2009/2008).
  • Изменение эко‑энергетической эффективности за период после 2000 года (2009/2000).
Схема (дерево) объединения критериев при определении рейтинга

Оценка величин валовых региональных продуктов в 2009 году и индексов физического изменения к предыдущему году по плану публикаций Росстата должна состояться в марте 2011 года. До этого момента может быть выполнена лишь оценка технологической эффективности региональных экономик и её динамика.

Технологическая эффективность

Технологическая эффективность в 2009 году — это отношение объема проделанной регионом работы в виде потребленной первичной энергии (Э) к уровню воздействия на окружающую среду (В). Технологическая эффективность = Э/В. Расчет критерия основан на установке о том, что на производство затрачивается определенное количество вещества‑энергии, часть которой в процессе производства неизбежно рассеивается в окружающую среду в виде разнообразных воздействий.

Карта 13. Технологическая эффективность регионов в 2009 году (% среднего для экономики России).

Изменение технологической эффективности после 2008 года (2009/2008) и после 2000 года (2009/2000).

Изменение технологической эффективности после 2008 (2000) года — это отношение уровня технологической эффективности в 2009 году к уровню технологической эффективности в предыдущие периоды. Динамика технологической эффективности отражает изменение всей совокупности отходов на каждую единицу проделанной техническим комплексом работы. Рост критерия говорит о том, что «мотор» экономики все больше «коптит».

Карта 14. Изменение технологической эффективности регионов с 2008 г. (+/- %)
Карта 15. Изменение технологической эффективности регионов с 2000 г. (+/- % в год)