Альтернативы

Монголия импортирует из России самую дорогую электроэнергию – в часы пик. А экспортирует ее ночью, когда и в России электроэнергия дешева. В результате монгольской стороной непроизводительно ежегодно тратится около 25 миллионов долларов. При этом Россия за последние годы часто повышала цены, в том числе по несколько раз в год. Для внутреннего потребления энергии в Монголии, прежде всего, необходимо замещение импорта электроэнергии из России в пиковые вечерние часы, когда оптовая цена электроэнергии максимальна. Разница в минимальном и максимальном потреблении составляет 240-330 МВт и растет быстрее общего электропотребления, хотя рост существенно (в разы) меньше прогнозов 2012 года, на основе которых активизировались проекты ГЭС Шурэн и Эгийн-гол.

Создание в качестве маневренной емкости плотинной ГЭС с большим водохранилищем - традиционное решение для такой проблемы в прошлом. Но у Монголии имеется много альтернативных вариантов развития энергетики, например (в порядке возрастания рисков):

  • создание гидроаккумулирующих станций - ГАЭС;
  • совершенствование диспетчеризации и энергоэффективности в центральной энергосистеме;
  • оптимизация импорта из КНР и России в рамках экономического коридора;
  • создание ВЭС (ветровых) и СЭС (солнечных) станций - в т.ч. на экспорт (Гобитэк);
  • собственный газ из метана угольных пластов;
  • импорт газа из России;
  • газификация угля;
  • создание угольных станций, в т.ч. экспортных;
  • и др.

Вопрос об альтернативах очень часто политизирован и обсуждается с узких позиций выгод одной конкретной стороны, что хорошо видно в соответствующем разделе пред-ТЭО ГЭС Шурэн, в выступлениях политиков.

Приведем цитаты для пояснения вариантов.

Ц.Элбегдорж, президент Монголии.

Не раз просил Россию и Китай рассмотреть вариант прохождения газопровода «Алтай» (или «Сила Сибири») по территории Монголии. Последний раз это предложение было высказано на церемонии подписания «Дорожной карты сотрудничества в рамках китайско-монгольско-российского экономического коридора» (создается в рамках стратегии Китая Шелковый путь):

«В рамках развития трёхстороннего сотрудничества Монголия предлагает следующие основные направления деятельности.

Во первых, создать в Улан-Баторе центр по разработке технико-экономических обоснований совместных трёхсторонних проектов, реализации и координации этих проектов, обеспечению равного участия сторон. И предложение нашей стороны будет направлено российской и китайской сторонам дополнительно.... В третьих, совместно изучить вопрос строительства газопровода по территории Монголии»

В.Наговицын, Глава Бурятии.

Альтернативой ГЭС на реке Селенге в Монголии могла бы стать Мокская ГЭС на реке Витим. Глава Бурятии Вячеслав Наговицын считает, что такое решение позволит обеспечить Монголию электроэнергией. Об этом глава Бурятии заявил в ходе дружественного визита делегации правительства республики в Селенгинский аймак Монголии 26 мая 2015, UlanMedia.

Е.Симонов, координатор Реки без Границ.

У Монголии есть очень разные альтернативы. С одной стороны, если они хотят решить проблему пиковых мощностей, то им нужно улучшить собственную диспетчеризацию и строить гидроаккумулирующие станции - ГАЭС. Так как они сейчас днем покупают у России дорогую пиковую энергию, а ночью продают ей дешевую «бросовую», то разница между этими ценами и показывает ресурс на создание и эксплуатацию ГАЭС. В Монголии уже есть четыре проекта ГАЭС, которые они пока не реализовали. Эти проекты намного дешевле ГЭС. Любые два из них решают потребность в пиковых мощностях, которую они сейчас заявляют. А главное - ГАЭС может работать и зимой в полную силу, в то время как ГЭС вряд ли смогут это делать.

С другой стороны, у них есть возможность оптимизировать перетоки энергии с Китаем и Россией в рамках «трехстороннего коридора». Сейчас эта возможность стала очень осязаемой в связи с подписанием соглашений по экономическому коридору Шелкового пути и включением в них пункта о совместном решении энергетических проблем.

В-третьих, у них потенциал ветра и солнца в 2500 раз больше, чем гидроэнергетический потенциал. Учитывая, что цена киловатта установленной мощности ВЭС и СЭС в два-три раза ниже, чем такого же киловатта на ГЭС - вообще непонятно, зачем строить эти ГЭС.

Кроме этого, у них есть еще варианты, которые они сами очень любят. Во-первых, они очень хотят «завернуть» газопровод из России к себе - вместо Алтая.

И китайцы тоже этого в принципе хотят, потому что тогда труба выйдет к Пекину, а не в Синьцзян, где газ совсем не нужен.

Российская Федерация не хотела иметь третьего партнера в газовых проектах, а практичных китайцев очень интересует, за чьи деньги будет построен этот трубопровод? Но Монголия неспособна построить газопровод за свои деньги на своей территории.

Главные потенциальные решения лежат не на уровне конкретных видов генерации, а на уровне системных решений – то есть, как разные элементы соотносятся в единой энергетической системе, которая, с одной стороны, обеспечивает Монголию, а с другой - объединяет ее с Россией и Китаем, чего Монголия очень хочет. Но не всякое соединение во благо. В этом смысле нас очень печалит энергетическая стратегия, принятая в Монголии в прошлом году. Это крайне несбалансированный документ, авторы которого считают, что страна станет «батарейкой» Китая за счет эксплуатации своих угольных запасов. Мы понимаем, что этого не произойдет: Китай не сможет пойти на такой шаг, потому что после Парижских соглашений по климату это будет контрпродуктивно - прежде всего внешнеполитически.

И.Шкрадюк, Центр охраны дикой природы.

Еще одна менее чистая альтернатива - свой газ. Монголия имеет огромные резервы угля – 150 миллиардов тонн в 320 месторождениях. Что важно: монгольский уголь содержит огромное количество горючего газа. Общие запасы метана угольных пластов оцениваются в диапазоне от 68 до 355 миллиардов кубических метров. Самые большие запасы метана угольных пластов (53 млрд. м3) находятся в пластах месторождения Таван Толгой, расположенного на юге страны вблизи монголо-китайской границы. По данным компании «Erdenes Mongol» LLC, этих запасов достаточно, чтобы в течение 10 лет добывать 4 млн. тонн (5 млрд. м3) метана в год и подавать его по трубе в Улан-Батор. Этого количества газа достаточно, чтобы снабдить топливом газовые ТЭЦ мощностью 1 гигаватт или перевести на газ все угольные электростанции Монголии.

Проект добычи угольного газа включает в себя бурение скважин, первичную очистку газа у скважины (прежде всего, осушка), трубопроводы от скважин к газоперерабатывающему заводу, сам завод (отделение от метана других газов), прокладку трубопровода от месторождения до Улан-Батора. Затраты на проект оцениваются в 634 миллиона долларов.

С учетом того, что строительство газовой электростанции дешевле, чем угольной, с экономической, социальной и экологической точек зрения угольный метан является более приемлемым топливом. Газовая электростанция, в отличие от угольной, также может обладать существенной маневренной мощностью. Кроме того, метан в сжиженном виде отлично подходит для приготовления пищи, отопления и в качестве топлива для автомобилей и тепловозов.

Поскольку после захода солнца требуется много энергии, интересен вариант поставки мощности от солнечных станций на восток, туда, где солнце уже зашло. Через 1-2 часовых пояса к востоку находятся Южная Корея и Япония, импортирующие более 100 миллионов тонн угля каждая. Поэтому большой интерес в этих странах вызывает проект размещения ВИЭ в Монголии с передачей энергии на восток.

Однако Китай долгое время прохладно относился к этому проекту, так как технологическое лидерство Японии и Южной Кореи обеспечивали им лидерство и в гигантском проекте ветро-солнечной генерации «Гобитэк». Однако в 2016 году произошло потепление отношений между Россией и Японией, и стала возможной ЛЭП из Монголии в Хоккайдо через Россию. Летом 2016 года начались переговоры по строительству в Монголии первой японской СЭС мощностью 10 мегаватт у города Дархан.

С другой стороны, Китай к этому времени не только накопил опыт строительства высоковольтных ЛЭП, но сформулировал амбициозную цель к 2050 году построить глобальную сеть ЛЭП, опутывающую всю планету www.geidco.org Поэтому китайские специалисты подключились к обсуждению проекта Азиатского суперкольца.

Рис. Схема размещения ЛЭП и генерирующих мощностей в рамках проекта Гобитэк.
Рис. Схема размещения ЛЭП и генерирующих мощностей в рамках проекта Гобитэк.

С.Г.Шапхаев, БРО по Байкалу.

Но самое реальное, конечно, это расширение действующих межгосударственных ЛЭП между нашими странами. Для этого, по сути, и делать ничего не нужно - вложиться в модернизацию сетей, пару новых трансформаторных станций построить. И тогда можно будет снизить потери при транспортировке электричества. А дальше еще одну ЛЭП построить до Гоби, чтобы или обеспечить дешевой электроэнергией месторождения, или же стабилизировать работу ВИЭ-генерации проекта «Гоби ТЭК». Нам, экологам, такая альтернатива кажется самой правильной, поскольку речь идет о возобновляемой энергетике. И можно обойтись без строительства ГЭС, которые выводят из оборота практически навечно наиболее ценные сельскохозяйственные земли, которых в Монголии и так не хватает

В.В. Путин, президент Российской Федерации.

Знаю, что монгольская сторона планирует строительство гидротехнических сооружений в бассейне реки Селенга. Нам бы очень хотелось самым внимательным образом проработать этот вопрос с монгольскими друзьями и с Китайской Народной Республикой.

Отношение России и международных природоохранных организаций к этому проекту известно: его реализация может порождать определённые риски для водоснабжения нашей Иркутской области и уникальной экологии Байкала. Селенга - главный приток озера Байкал.

Что касается энергодефицита Монголии, то это вопрос серьёзный, мы это понимаем. Об этом, безусловно, нужно думать, и эту проблему нужно решать.

Но решать можно разными средствами, и прежде всего – путём развития энергетического всего региона. Например, российские станции могли бы увеличить подачу вырабатываемого ими электричества в северные районы Монголии.

Минэнерго РФ.

Также имеет поручение разработать «альтернативы монгольским ГЭС».

Второй этап закрытого совещания об альтернативных вариантах обеспечения монгольской стороны электроэнергией состоялся уже в Минэнерго. Представители российских энергетических компаний высказали на нем свои предложения, которые в эти дни будут переданы Монголии на российско-монгольских экспертных консультациях.

По информации «Известий», на этом совещании было внесено несколько предложений.

Совместно с НП «Советом Рынка» ПАО «Интер РАО» предлагает проанализировать варианты оптимизации цены покупки, особенно обратить внимание на рост цен ДПМ (договор поставки мощности). По подсчетам экспертов цена электроэнергии для Монголии увеличилась на 88% в год, вместо привычных 12-13%. Компания уже выступила с инициативой изменить коэффициент входящей мощности, что удешевило бы стоимость электроэнергии для страны.

«Россети» в качестве альтернативы предлагают развивать сетевую инфраструктуру, построить сети на юге Монголии, направлять в страну излишки из Бурятии, Забайкалья, Иркутска.

«Русгидро», в свою очередь, предложил актуализировать схему сетевой инфраструктуры Монголии, а «Гидропроект» - рассмотреть вариант отказа от ГЭС «Шурэн» (гидроэлектростанция) в пользу ТЭЦ (теплоэлектроцентраль) и ГАЭС (гидроаккумулирующая электростанция).

Для расширения поставок электроэнергии из Сибири в Монголию необходимо доработать правила рынка электроэнергии и мощности, исключив из экспортной стоимости договора поставки мощности и вынужденную генерацию, прокомментировали «Известиям» в «Евросибэнерго». Это позволит покрыть весь спрос Монголии без ущерба Селенге и Байкалу. Ранее объем поставок только из Иркутской области достигал 900 млн квт.ч, а это примерно четверть текущего энергопотребления Монголии, - пояснили в энергетической компании.

На совещании был предложен вариант включения Монголии в Энергокольцо в рамках новой дорожной карты. Этот документ (дорожная карта) можно составить из долгосрочного этапа (строительство Энергокольца) и краткосрочных (строительство сетей на юге и севере Монголии).

Помочь Монголии с решением энергопроблемы «менее кровожадным способом» российской стороне по силам, уверен член высшего экологического совета, депутат Госдумы Олег Лебедев (май 2016).

С.Донской, министр природных ресурсов РФ.

В целях активизации двустороннего сотрудничества в области электроэнергетики российской стороной был подготовлен соответствующий проект межправительственного соглашения. Проект документа предусматривает реализацию совместных проектов в области электрогенерации, экспорта, импорта электроэнергии, развития электросетевого хозяйства Монголии, в том числе используемого для транзита электроэнергии в третьи страны. Также документ предусматривает строительство и управление новыми объектами электрической генерации и энергетической инфраструктуры, в том числе в области возобновляемых источников энергии, включая объекты малых гидроэлектростанций. Помимо этого, документ предусматривает реализацию совместных проектов реконструкции и модернизации объектов электроэнергетики Монголии и России - выступление 13 декабря 2016 на 20-м заседании Межправительственной российско-монгольской Комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству (МПК), в Улан-Баторе - http://www.mnr.gov.ru/news/detail.php?ID=236784

Таким образом, Россия официально выразила готовность расширять энергетическое сотрудничество по многим направлениям, но не предложила снизить цену на электроэнергию, что неформально обсуждалось несколькими месяцами ранее.