Дискуссии о ГЭС на разных площадках

Намерения Монголии строить каскад ГЭС в бассейне Селенги вызвали широкий резонанс сначала среди российских и международных экологических организаций, а затем среди российских ведомств и секретариатов конвенций и иных межгосударственных бюрократических органов.

С 2011 года диалог с Всемирным банком и монгольскими ведомствами пыталась вести Международная коалиция Реки без Границ, зарегистрированная и имеющая офис в Улан-Баторе. Монгольские ведомства неохотно шли на контакт, но все равно были вынуждены публично обсуждать как риски, так и альтернативы проектам ГЭС в рамках процедур Банка. Инновационной попыткой избавиться от оппонентов стала незаконная депортация в августе 2014 г. международного координатора Коалиции Евгения Симонова на срок 10 лет. Как сообщили его монгольским коллегам на суде по поданному ими иску, эколог включен в «Список лиц, представляющих потенциальную опасность для государства», а конкретные основания к этому являются государственной тайной. С тех пор вопросом занимаются в Комиссии ООН по правам человека: см. запрос в Монголию из комиссии ООН.

Поэтому, наученные горьким опытом, экологи подключили к переговорам влиятельных посредников.

Комитет по Всемирному Наследию ЮНЕСКО

С 2013 года, благодаря деятельности Гринпис и МПР, гидроэнергетика в бассейне Байкала - под контролем Комитета по Всемирному наследию ЮНЕСКО. В 2013 году в решения о Байкальском УВН впервые внесен пункт о необходимости оценки проекта переброски вод «Орхон-Гоби», а годом позже и проектов ГЭС Шурэн и Эгийн-гол.

Так как никакой официальной реакции от Монголии не последовало, Минприроды России инициировало включение вопроса монгольских проектов строительства ГЭС на Селенге в повестку дня 39-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО 28 июня-7 июля 2015 в Германии, в связи с чем с 14 по 16 апреля 2015 года в Монголии состоялась организованная ЮНЕСКО мониторинговая миссия экспертов Международного союза охраны природы (МСОП) для оценки возможного воздействия проектов строительства ГЭС Шурэн и Эгийн-Гол на реке Селенга на озеро Байкал: материалы, в т.ч. раздел про ущербы и воздействия.

На Сессии Комитета происходил бурный диалог между монгольской делегацией и представителями нового движения World Heritage Watch, принявшего специальную резолюцию по защите Байкала, подготовленную МСОП, РбГ и Гринпис. Мнение комитета склонилось в пользу защитников Байкала. Итогом рассмотрения вопроса стало Специальное решение по озеру Байкал как участку Всемирного наследия, адресованное как России, так и Монголии, принятое на 39 сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО в Бонне (39COM 7B.22 - Lake Baikal (Russian Federation) (N 754)). Обеим сторонам (России и Монголии) также рекомендовано провести Стратегическую экологическую оценку для любых существующих и будущих проектов строительства ГЭС и системы управления водными ресурсами с точки зрения сохранения выдающихся универсальных ценностей Байкала как объекта всемирного природного наследия.

Решения КВН и другие международные процессы разобраны в презентации координатора РбГ Совещании МПР РФ 11 апреля 2016 г. (2.84 Mb)

Вопрос о влиянии ГЭС на состояние озера Байкал был рассмотрен также и на 40-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО в Стамбуле в июле 2016 года. Принятая резолюция по озеру Байкал снова требует от Монголии проведения многоаспектных экологических оценок всех планируемых ГЭС в бассейне реки Селенги, а от России – ясности в вопросе о регулировании уровня озера. Неофициальный русский перевод принятого решения по Байкалу опубликован на сайте «Плотина.Нет!».

Работа с КВН осложняется тем, что у Российской Федерации имеются серьезные нарушения по крайней мере на 7 УВН, включая озеро Байкал В этих условиях российской делегации сложно в полной мере использовать площадку сессий Комитета для обсуждения вопросов с Монголией, а между сессиями российские ведомства уделяют крайне мало внимания выполнению решений Комитета. Поэтому пока решения комитета востребованы международными неправительственными организациями, экспертным сообществом, правительствами и инвесторами из третьих стран.

Инспекционный совет Всемирного Банка

ИСВБ - это полуавтономное подразделение ВБ, которому поручено расследовать случаи нарушения правил и процедур Банка в ходе выполнения его проектов. Двухлетний опыт показал, что данный процесс может помочь местным активистам оказывать воздействие на проекты Банка.

10 февраля 2015 года общественные организации и жители Монголии и России подали в Инспекционный совет Всемирного Банка официальную жалобу (4.37 Mb) (подтверждение получения жалобы), в которой указывается на многочисленные нарушения процедур Банка, влекущие за собой недоучет существенных социальных и экологических рисков, связанных с проектами ГЭС на Селенге.

Инспекционная поездка комиссии экспертов Всемирного банка в Россию и в Монголию состоялась в мае 2015 года. По итогам поездки руководству Банка был представлен отчёт, перевод которого на русский язык опубликован на сайте Банка. К отчету прилагается подробная оправдательная записка, которую вынуждено представлять подразделение, отвечающее за проект MINIS. Инспекционный совет в июле 2015 принял решение отсрочить окончание расследования, но взять проект под наблюдение. На практике это означает, что авторам жалобы легче получать ответы на запросы и добиваться изменений в работе проекта. Главным результатом стало резкое замедление работы проекта MINIS, которому теперь приходится выполнять все процедуры и правила. Также несколько облегчен доступ общественности к документам проекта.

В июле 2016 года Инспекционный совет продлил наблюдение еще на год до лета 2017 г. Полное собрание документов на трех языках.

Парижское соглашение по климату

Многие страны и международные корпорации стараются представить ГЭС как «спасителей климата» и получить международное финансирование для создания ГЭС «в целях снижения эмиссий СО2».

Не является исключением и Монголия. Однако ГЭС Эгийн-гол не получила дополнительного финансирования из Механизма чистого развития ООН в 2006-08 годах, именно потому что не смогла представить научно-обоснованный анализ баланса эмиссии парниковых газов, в том числе их выделения от гниющей органики на дне водохранилища.

С подписанием Парижского соглашения вопрос стал острее, так объем международного климатического финансирования увеличивается, а экономическая рентабельность создания ГЭС как таковых снижается, и требует дополнительного субсидирования, например, климатического.

Как знаковое следует рассматривать «Обращение от ведущих экологических групп и исследовательских учреждений Северо-восточной Азии «Спасите озеро Байкал – жертву климатических флуктуаций и гидроэнергетики» к участникам исторической Конференции ООН по климату (Париж, 30.11-12.12.2015).

В частности, оно было вызвано намерением Монголии включить создание крупных ГЭС на Селенге в пакет своих добровольных обязательств по Климатическому Соглашению, что давало бы право претендовать на льготное международное финансирование Обязательства Монголии по Парижскому соглашению доступны на сайте Климатической конвенции.

Другие международные механизмы

Попытки получить мнение Секретариата Рамсарской конвенции о специальных требованиях к оценке воздействий ГЭС на водно-болотное угодье международного значения «Дельта р. Селенга» пока были безуспешны.

В Секретариат Боннской Конвенции по мигрирующим видам от РбГ было направлено письмо, а затем проведена очная встреча в июне 2015 г. В результате получено обещание Секретариата, что в Монголию будет направлен запрос, но неизвестно было ли оно выполнено. В рамках Дня мигрирующих рыб в мае 2016 года проведена небольшая кампания с публичным напоминанием Президенту Элбэгдоржу и руководителю секретариата Конвенции о необходимости обеспечить охрану мигрирующих рыб Селенги. Экологи попросили монгольского президента от имени рыб не строить ГЭС на Селенге.

В апреле 2015 г. международная сеть Avaaz.org организовала сбор подписей под петицией «Спасем жемчужину Сибири», врученной – с более чем 55 тысячами подписей – президентам России, Монголии и Китая перед их встречей 9 мая в Москве. Петиция до конца 2016 сохранялась на сайте Avaaz.org и число подписей перевалило за 70000.

После информации о подготовке займа для ГЭС Эгийн-гол в июле-декабре 2015 года Коалиция Реки без Границ обратилась с серией официальных писем в Эксимбанк КНР и ряд ведомств КНР, отвечающих за надзор за деятельностью строительных компаний за рубежом. Эксперты РбГ предложили китайским коллегам свою версию анализа рисков создания ГЭС в бассейне Байкала и призвали их к диалогу. Хотя официальный ответ пока не получен, эти письма помогли ведомствам КНР начать внутреннее расследование в отношении рисков, связанных с инвестированием в ГЭС в бассейне Байкала. файл Egiin Gol EximBank…pdf

Российско-монгольские переговоры

Степень взаимного доверия сторон при обсуждении проблем гидроэнергетики неуклонно падала в течение 10 лет, что к 2015 году фактически свело на нет двусторонний обмен значимой информацией.

Проект ГЭС Эгийн-гол активно обсуждался двусторонними комиссиями по трансграничным водам и охране окружающей среды еще в 2006-8 гг. Так Протокол Второго заседания Смешанной Российско-Монгольской комиссии по вопросам охраны окружающей среды от 17-18 апреля 2008 отражает совместное намерение создать экспертную группу на принципах Конвенции Эспу по ОВОС в трансграничном контексте, который рассмотрит проект строительства ГЭС на реке Эгийн-гол, и выражена уверенность, что «совместное обсуждение допустимых параметров экологических попусков позволит реализовать данный проект без угрозы безопасности окружающей среде и экосистемам озера Байкал».

Монголия не выполнила заключенные в 2006-2008 годах договоренности с Россией о создании совместной концепции управления и охраны бассейна р. Селенга и об участии российских специалистов в оценке воздействий в ходе создания технико-экономического обоснования (ТЭО) ГЭС на Эгийн-гол.

Частично это, видимо, связано с отказом российской стороны обеспечить финансирование создания «Концепции управления и охраны водных ресурсов бассейна р. Селенга» и проволочками в начале работ, вызванными разработкой новой нормативной базы планирования водного хозяйства в России (переход от СКИОВР к СКИОВО): см Протокол Второго заседания Смешанной Российско-Монгольской комиссии по вопросам охраны окружающей среды.

Вторая причина, видимо, состоит в том, что с 2008 по 2012 год Монголия не заявляла на международной арене о намерениях создавать новые ГЭС в бассейне Байкала.

Вопрос об оценке воздействий гидротехнических сооружений и их влияния на управление водными ресурсами был надолго снят с повестки двусторонних обсуждений даже на экспертном уровне. Так огромный двусторонний проект «Комплексное управление природными ресурсами трансграничной экосистемы бассейна Байкала», выполненный в 2011-2015 гг. на деньги Глобального экологического фонда, собрал большие массивы полезной для оценки воздействий информации, http://baikal.iwlearn.org/ru?set_language=ru но данной ключевой тематикой не занимался.

В 2012-13 годах тематика сотрудничества по теме ГЭС в бассейне Селенги упоминается в протоколах двусторонних встреч без подробностей. В то же время активизируется ряд российских инженерно-гидротехнических фирм и НИИ, рассматривающих создание этих ГЭС с точки зрения возможности получения подрядов на проектирование, оценку, консультирование, строительство.

Так на слушаниях по ГЭС Шурэн в начале 2015 года в Улан-Баторе участвовал единственный россиянин, доктор технических наук, специалист по гидроэнергетике, который до этого в 2013-14 гг. был приглашен «Дирекцией ГЭС Шурэн» (ныне расформированной) содействовать в создании более грамотного технического задания на ТЭО. Вплоть до 2015 года ряд департаментов в Минэнерго РФ рассматривали проекты ГЭС в бассейне Байкала как новую возможность в развитии сотрудничества по энергетике, проект соглашения о котором был подготовлен еще в 2010 году, но так и не подписан.

Только на 18-м заседания Российско-Монгольской Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству в октябре 2014 г., на котором Монголия попросила повышать цены на электроэнергию не чаще раза в год, была достигнута договоренность о проведении весной 2015 г. специальной встречи по обмену информацией об оценке воздействия ГЭС Шурэн. Более подробно это отражено в Протоколе Четвертого заседания Смешанной Российско-Монгольской комиссии по вопросам охраны окружающей среды 28.11.2014.

В конце марта 2015 г. в Улан-Батор из Москвы прибыла представительная делегация из 20 человек во главе с заместителем министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации, председателем «Экспертной группы по участию в оценке воздействия на экосистему озера Байкал проектов строительства ГЭС «Шурэн» и иных гидротехнических сооружений, планируемых к реализации на р. Селенга и ее притоках в Монголии» Семеном Леви и руководителем Росводресурсов Мариной Селиверстовой.

Однако, удивительным образом российско-монгольская рабочая встреча с представителями экспертной группы по Шурэнской ГЭС и иным гидротехнических сооружениям в бассейне Селенги превратилась в «российско-монгольское совещание по обмену информацией по оценке воздействия на окружающую среду проекта ГЭС «Шурэн» на реке Селенга».

Вместо того, чтобы оценивать воздействие всех планируемых ГЭС (Монголия, напомним, нацелена на широкомасштабное освоение бассейна Селенги: строительство плотин планируется как на главном русле, так и на притоках Орхон, Тола, Дэлгермурэн и Эг) российская сторона сразу же согласилась обсуждать частность - один-единственный проект строительства Шуренской ГЭС на Селенге, причем даже без его увязки с водоотводным проектом Орхон-Гоби (строительство водохранилища на главном притоке Селенги - реке Орхон – и водовода в пустыню Гоби), - подчеркнул российский координатор международной экологической коалиции «Реки без границ» Александр Колотов.

Селенгу «в целом» договорились обсуждать в рамках «Единой межгосударственной концепции охраны и рационального использования водных ресурсов трансграничного бассейна р. Селенга» - но вся беда в том, что ни один банк-инвестор, межгосударственная конвенция или международная организация не признавала и никогда не признает какую-то домотканую «единую концепцию» как основание для ограничения деятельности в целях защиты Байкала. Даже в лучшем своем варианте «Единая концепция» никого ни к чему не обяжет – тем более что и монголы с 2005 года практически бойкотируют ее создание.

Насколько известно, российская сторона так и не получила в 2015 году никаких документов сверх тех, что уже были доступны на сайте проекта МИНИС. Такое отношение монгольской стороны к передаче российским партнерам необходимой информации отражено в двух цитатах, не нуждающихся в особых комментариях.

  1. «Двенадцатое совещание уполномоченных по охране и использованию трансграничных вод по выполнению соглашения прошло в конце октября 2015 в Улан-Баторе. Уполномоченный правительства Монголии - замминистра окружающей среды, зеленого развития и туризма М. Хурэлсух, отметил готовность монгольской стороны информировать коллег из России о ходе реализации проектов строительства ГТС в бассейне Селенги. Российской стороне передан проект «Рабочее задание влияния на окружающую среду и оценка социального влияния проекта «Шурэнская ГЭС»".
  2. На встрече с министром иностранных дел Монголии Лундэнгийном Пурэвсурэном, назначенным новым сопредседателем Российско-Монгольской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству (МПК), глава Минприроды России Сергей Донской, возглавляющий МПК с российской стороны, снова подчеркнул необходимость скорейшего создания совместной рабочей группы по оценке воздействия на окружающую среду проекта ГЭС Шурэн и иных гидротехнических проектов, планируемых к реализации на реке Селенга.

А между тем, в тени этих разговоров, в Монголии было дано разрешение на заключение с китайской корпорацией China Gejuba Group Limited концессионного договора о постройке первоначального инфраструктурного сооружения гидроэлектростанции мощностью 315 мВт на реке Эгийн-Гол. Общая стоимость энергетического проекта превышает $827 млн, средства будут выделены в виде льготного кредита правительства КНР. Ноябрь 4, 2015.

На 19-м заседании Межправительственной российско-монгольской Комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству (МПК) в Чите 24 ноября 2015 года стороны нашли примечательную формулу согласия по вопросам о Конвенции по наследию: «Понимая важность Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Монголии по охране и использованию трансграничных вод, а также сознавая необходимость сохранения уникальной экосистемы озера Байкал, принимая в основу деятельности исполнение решений Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО под названием 39СОМ 7В 76 от 2015 года обес стороны выразили готовность к реализации рекомендаций, данных РФ и Монголии». (Из Протокола 19 МПК 24.11.2015)

Официальный 2015 год закончился стартом строительства первой ГЭС и фактическим замораживанием какого-либо содержательного диалога (см. Синьхуа: Парламент Монголии ратифицировал кредитное соглашение с Китаем). Возможно, к этому времени относится и первая попытка официальной российской стороны обратиться к китайской с просьбой повлиять на Монголию в целях объективного проведения ОВОС с российским участием.

Не дождавшись организации в России общественных обсуждений администрацией проекта МИНИС, жители Кабанского района Бурятии в феврале 2016 г. провели в инициативном порядке слушания по проекту ГЭС Шурэн и иных гидроузлов, планируемых к созданию в бассейне Селенги. Проект МИНИС отказался присылать на слушания своих представителей. Протокол и письма, принятые участниками слушаний, были направлены по официальным каналам во Всемирный банк и все причастные к планированию и финансированию проектов ведомства, включая Эксимбанк КНР.

В результате около 30 марта 2016 Национальной комиссией по реформам и развитию КНР было принято решение о приостановке процесса предоставления займа Эксимбанка КНР на строительство ГЭС Эгийн-гол. Более того, было спешно отозвано выданное около 25 марта компании Гэджоуба разрешение на выполнение контракта на подготовительные работы.

Возможно, именно это событие подтолкнуло Монголию к активизации диалога.

В Минприроды России с 11 по 12 апреля 2016 г. прошли экспертные консультации, посвященные обмену информацией по оценке воздействия на окружающую среду проектов строительства гидротехнических сооружений на р.Селенга и её притоках. По итогам консультаций стороны договорились обеспечить обмен и доступ к информации, в том числе технического характера, необходимой для выполнения работ по оценке воздействия проектов строительства гидротехнических и водохозяйственных объектов в бассейне реки Селенга на окружающую среду, включая уникальную экосистему озера Байкал.

Помимо этого, обозначена договоренность о проведении регулярных консультаций и встреч экспертов со стороны России и представителей Всемирного банка, с привлечением монгольской стороны, а также проведения общественных слушаний, в том числе, на этапе подготовительных исследований, региональной и экологической оценки, оценки кумулятивного воздействия и ОВОС стадии ТЭО намечаемой хозяйственной деятельности.

Итоги рассмотрения замечаний российской стороны, представленных в технических заданиях, будут направлены на рассмотрение монгольской стороне и Всемирному банку. Стороны продолжат обсуждение проектов ТЗ, с учетом представленных замечаний.

Участие в мероприятии приняли представители Минприроды России, Росгидромета, Росприроднадзора, Совета Федерации ФС Российской Федерации, Минэнерго России, Республики Бурятия, Иркутского научного центра СО РАН, Байкальского Института природопользования СО РАН, ИПЭЭ РАН, группы «Интер «РАО», ПАО «Россети», «Институт Гидропроект», Всемирного банка, ООО «Гэчжоуба».

13 Апреля 2016 Пресс-служба Минприроды России

В итоговом документе подчеркивалось, что необходимо провести «комплексную экологическую, социальную и экономическую оценку реализации энергетических и водохозяйственных проектов Монголии и их воздействия на реку Селенга и озеро Байкал». Среди основных угроз и рисков стороны выделили:

  • изменение гидрологического режима рек на участках, расположенных как выше, так и ниже предполагаемых гидросооружений;
  • неизбежные изменения атмосферных, биологических, гидрологических и геологических процессов (любая крупная ГЭС смягчает крайности климата, делает его более умеренным);
  • изменение стока наносов, качества воды, ее ледового и температурного режимов;
  • дополнительное выделение парниковых газов и подтопление территорий;
  • изменение в миграции животных, особенно рыб;
  • а также эпидемиологические, сейсмические и другие риски, просчитать которые заранее невозможно.

Кроме того, российская сторона обратила особое внимание, что до сих пор нет общедоступной и достоверной информации о деталях строительства первой и крупнейшей гидроэлектростанции на Эгийн-голе. При этом, по всем международным правилам, ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду) должна быть размещена в открытом доступе до начала поиска финансирования для постройки ГЭС. (2.9 Mb)", а также здесь.

Следующие двусторонние консультации по проектам строительства ГЭС на территории Монголии состоялись 23-24 мая 2016 г. в Улан-Баторе (Монголия). Российскую делегацию в ходе встречи возглавил заместитель руководителя Росприронадзора Амирхан Амирханов, монгольскую – директор проекта «ГЭС Эгийн-гол» Д.Одхуу. По итогам обсуждения: (1.88 Mb)

  • было принято решение, что Монголия проведет открытые консультации по оценке воздействия на окружающую среду проекта строительства Шурэнской ГЭС;
  • достигнуты договоренности, что Монголия не будет предпринимать никаких действий, которые могли бы оказать негативное воздействие на экосистему озера Байкал;
  • будут начаты дополнительные исследования по влиянию Эгийнгольской ГЭС на биоразнообразие р. Селенга и оз. Байкал;
  • монгольская сторона представит отчет о гидрологическом влиянии Эгийнгольской ГЭС на реку Селенга и озеро Байкал, а также техническое обоснование проекта Эгийнгольской ГЭС.

В то же время г-н Одхуу по итогам консультаций заявил, что «Россия доказала, что они добрые соседи и настоящие братья. Теперь нет никаких барьеров продолжать строительство Эгийнгольской ГЭС. Когда встал вопрос строительства ГЭС Эгийн-гол, в течение последних 25-ти лет, наша страна ни разу не услышала положительных слов от РФ. Но на этот раз, по итогам встречи, российская сторона признала, что строительство ГЭС на реке Сэлэнгэ - это внутренний вопрос Монголии.

Это заявление было публично опротестовано Посольством России в Монголии.

Одновременно монгольские чиновники сообщили прессе, что если китайцы окончательно откажут в займе, то они запросят займ у Японии, Кореи или Норвегии.

На встрече 23 июня 2016 г. с главами Китая и Монголии, посвященной подписанию Программы российско-монгольско-китайского экономического коридора (один из шести важнейших коридоров нового «Шелкового пути»), Президент России Путин попросил коллег не только не форсировать создание ГЭС в бассейне Байкала и включить Россию в процесс скрупулезного изучения возможных последствий, но и предельно внятно посоветовал найти этим ГЭС менее вредящие природе альтернативы, выразив готовность, «например», увеличить поставки российской электроэнергии в Монголию.

Интересно, что практически в тот же день в беседе с Си Цзиньпином монгольский президент Элбегдорж попросил его «в-третьих, обратить особое внимание на выполнение договора о льготном займе на строительство электростанции Эгийн-гол»

Не сделав никакого формального заявления(?) китайские дипломаты неформально дали всем сторонам понять, что официальный предлог для замораживания займа «избежание трансграничных конфликтов между соседями», то есть если две страны договорятся, то Китай разморозит займ и начнет строительство. С другой стороны, из приватных консультаций известно, что экологические риски и риски нарушения требований конвенций также рассматривались как значимые экспертами Эксимбанка. Тем не менее, в мировое общественное мнение эпизод вошел скорее как грубое давление России, движимой геополитическими соображениями, а не как акт по защите природы: Russia stalls China’s $1 billion hydropower loan for Mongolia.