Основные особенности изменений водного режима озера до и после зарегулирования стока Ангары

Создание Иркутского водохранилища вызвало подпор воды, который распространился до Байкала и поднял его уровень на 1 м по сравнению со среднемноголетним значением на тот период. Озеро стало выполнять функцию водохранилища не только годового, но и многолетнего регулирования, что позволило получить самую дешевую в стране электроэнергию. В связи с необходимостью регулирования приточности воды для слаженной работы всего Ангарского каскада ГЭС и водного транспорта на Енисее существенно изменились как суточные, так и сезонные колебания уровня Байкала. За 60-летний период (1899-1958гг.) до зарегулирования стока минимальный уровень воды во внутригодовом режиме приходился на апрель 59 раз (98,3% случаев) и лишь один раз пришелся на май (1,7%). После зарегулирования стока (1959-1994гг.) минимальный уровень воды, приходящийся на май, регистрируется значительно чаще (42%). Максимальные уровни с сентября при естественном стоке (80% случаев) сдвинулись на октябрь при зарегулированном стоке (64%). Средняя амплитуда внутригодовых изменений среднемесячного уровня воды за период наблюдений до 1958 г. составляла 84 см, после зарегулирования стока она увеличилась до 94 см (Ататутов и др.1999, Тулохонов и др.,1999).

Общее повышение уровня Байкала, дополнительное поступление в него органики, обусловленное затоплениями и разрушением берегов, а также высокая загрязненность воды во впадающих в него реках (особенно в Селенге) сказались на гидротермических, гидрохимических и гидробиологических процессах в экосистемах, расположенных, главным образом, в мелководной части озера и в дельтовых участках его притоков.

Гораздо сложнее обстоят дела с оценкой многолетних изменений уровенного режима и их последствий для экосистемы озера.

Начальный период существования озера в зарегулированных условиях (1960-1975) отличался относительно высокой приточностью воды. Среднегодовой объем полезного притока за 16 лет превышал среднемноголетний (60,2 км3) более чем на 1 км3. Для данного этапа характерно и высокое стояние уровней Байкала. За все эти годы Иркутское водохранилище ни разу не срабатывалось до отметки УМО (455,54 м), а форсировки его уровня осуществлялись 7 раз (ежегодно в 1962—1967, а также в 1971 и 1973 гг.). Из них оправданными по гидрологическим условиям можно считать превышения НПУ только в 1971 г. (обеспеченность стока за май-октябрь 8 %) и 1973 г. (3 %). Этот период характеризуется особо интенсивным разрушением берегов озера, что повлияло на популяции эндемичных беспозвоночных и рыб, обитающих на мелководье и в прибойной полосе (Кожова, Павлов,1996).

Глубокое маловодье на Ангаре и Енисее в 1976-1982 гг. стало основной причиной полного опорожнения полезной емкости Иркутского водохранилища. Уровень озера в 1980—1982 гг. понижался до 455,36 м, т.е. на 18 см ниже проектного уровня, а среднее его значение за весь период приближалось к естественному. Среднегодовой приток в Байкал в эти годы составил всего 0,78 от среднегодовой нормы. На этом этапе, продолжавшемся 8 лет, в озере начали восстанавливаться естественные гидротермические и гидробиологические процессы. Признаком такого восстановления обычно называется увеличение до наблюдавшейся в естественных условиях численности байкальских бычков. Понижение уровня озера сопровождалось вторичной переработкой накопившихся за первый период аллювиальных отложений и переносом аллювия вдоль береговой линии.

В период 1983—1995 гг. основное влияние на уровенный режим Байкала оказывали почти ежегодные превышения НПУ, которые объяснялись не только общей многоводностью периода (среднегодовой объем притока в озеро составил 63,2 км3), но и пониженным спросом на электроэнергию ангарских ГЭС, а также стремлением энергетиков поддерживать максимальным возможный запас гидроэнергоресурсов в Иркутском водохранилище. В течение 13 лет форсировки осуществлялись 10 раз, но только для 1985 г. (обеспеченность стока за май-октябрь 6 %) и, в меньшей мере, для 1988 г. (11 %) их можно признать обоснованными по гидрологическим условиям. В то же время запасы воды из полезной емкости Иркутского водохранилища ни разу не срабатывались до уровня мертвого объема. Все это привело к значительному повышению среднего уровня озера: он превысил аналогичный для естественных условий на 85 см. Примерно на ту же величину возросли максимальный и минимальный уровни. Таким образом, рассматриваемый период характеризуется самым высоким стоянием уровней Байкала с начала эксплуатации Иркутской ГЭС. Данное обстоятельство обусловило воздействие гидроэнергетики на внутриводную и прибрежную экосистемы и хозяйство на побережье озера, аналогичное начальному периоду. Оно выразилось, прежде всего, в активизации абразивной переработки берегов озера на новых, еще более высоких, чем в первый период, отметках, а также процессов накопления и переноса ее продуктов.

Дополнительная потеря земельных угодий на байкальском побережье Республики Бурятия в этот период составила около 19910 га (Иметхенов, 2003). Возникла необходимость полного переноса села Корсаково в Кабанском районе Республики Бурятия. Угроза затопления и подтопления нависла над поселками Максимиха, Сухая, Энхалук, Рыбзавод, Оймурский, Красный Яр, Новая Деревня, Жилино, Мурзино, Исток, Посольское, Боярск. В результате было перенесено не менее трехсот дворов (Cавельев, 2000;Иметхенов, 2003; Иметхенов, Хандуева, 2012).

В зону риска разрушения попали десятки километров железных и автомобильных дорог, линий связи. Ущерб от подъема уровня Байкала слагается из затрат на проведение берегоукрепительных мероприятий и ликвидацию последствий размыва. Без эксплуатационных расходов только сумма на строительство волногасящих берм на пяти опытных участках Кругобайкальского участка Восточно-Сибирской железной дороги протяженностью 5,3 км составила 581,2 млрд. руб. (в ценах 1995г.) (Атутов и др.,1999).

Подъем грунтовых вод, размыв берегов приводят к дополнительным затратам по укреплению берегов скальным грунтом, работе по борьбе с пучинистостью, а в некоторых случаях и переносу отдельных участков автодорог. В 1992-1995 расходы, обусловленные борьбой с пучинистостью, составили 1250 млн. руб.(в ценах 1995).

Разрушены порты и причалы в с.Оймур, Посольск, Гремячинск, Нижнеангарск, Хужир, а также не менее 10 причальных сооружений в других населенных пунктах (Иметхенов, Хандуева, 2012).

Из-за длительного стояния повышенных уровней грунтовых вод отмечено усыхание прибрежных лесов в зоне подтопления (Савельев, 2000).Анализ проведенного анкетного социологического опроса в селах Кабанского района выявил ухудшающееся, а в некоторых селах, катастрофическое положение населения в результате затопления и подтопления территории (Атутов и др.,1999).

Таким образом, мы видим, что в этот период гидроэнергетики 17 раз искусственно отклонялись от условно-естественного хода уровня Байкала (реконструированный под естественные условия с использованием зависимости пропускной способности истока Ангары от уровня озера) (Савельев, 2000;Синюкович, 2005), используя озеро как водохранилище многолетнего регулирования. Это, несомненно, нанесло дополнительный ущерб экосистеме Байкала, который в полной мере еще не оценен.

Период с 1996 г. по 2016 г. можно считать современным периодом, для которого характерно длительное маловодье и нахождение среднегодовых значений уровня вблизи среднемноголетних значений с учетом подпора. Исключение составляют сезоны 2013-2015 гг., когда наблюдалось экстремальное маловодье, случающееся примерно один раз в 60 лет. Ограничение на диапазон колебаний уровня в пределах 1 м, введенное Постановлением Правительства РФ от 26.03.2001г. №234, благоприятным образом сказалось на экологическом состоянии экосистемы Байкала и явилось важным промежуточным этапом экологизации Правил регулировки уровенного режима Байкала (см. Материалы круглых столов, 2012-2013гг. (57 Kb)).