Требования ПИВР Зейского водохранилища и их исполнение в 2013 году.

Портал «Белая книга. Плотины и развитие» изучил все доступные материалы и подготовил обзор действий и решений органов управления и гидроэнергетиков в периоды предшествовавшие и непосредственно во время катастрофического паводка на реке Зея в 2013 году. За более ста лет наблюдений (с 1901 года) максимальный суточный приток воды в створ современного Зейского водохранилища превышал уровень 2013 года (11700 м³/с) шесть раз - в 1928, 1953, 1972, 1984, 1990, 2007 годах. Сезонные объем стока (май-сентябрь 2013 года – 44.5 км³) были максимальными за 113 лет, и лишь второй раз после наводнения 1928 года сток превысил 40 кубокилометров. Более 35 кубокилометров сток был в 1938, 1956, 1972, 1982 и 2007 годах. Еще 8 раз сток превышал 30 км³, в т.ч. в 2012 году! Таким образом ситуация накануне 2013 года никак не могла характеризоваться как “маловодность”.

Сергей Шапхаев: Непонятно почему реальная работа ГЭС шла по диспетчерским графикам старых ПИВР - 1984. Пересчет проектных гидрологических характеристик осуществляется в зависимости от количества и качества вновь поступающей (после проектирования гидротехнического сооружения) гидрологической информации. Даже если экстремальные значения гидрологической характеристики не имели места, то пересчет осуществляется 1 раз в 5–10 лет (а прошло уже 30 лет!). Во всех случаях, когда имел место расход воды или уровень воды близкий к экстремальным (выдающимся), осуществляется пересчет гидрологических характеристик (Методические рекомендации по оценке однородности гидрологических характеристик и определению их расчетных значений по неоднородным данным. Скачать файл 44 Мб в формате pdf на сайте ГГИ). Т.е. для Зейского гидроузла пересчет должен быть выполнен три раза в штатном режиме и экстренно - после паводка 2007 года.

Для Зейского гидроузла определенно должны измениться статистические оценки параметров максимального расхода стока в связи с повышением частоты экстремальных паводков. Центр регистра и кадастра после паводков должен был сопоставить период 1901-2010 с периодом 1901-2013 и сделать вариант модернизированных ПИВР Зейской ГЭС (пусть и в неофициальном статусе). Детали – в записке Замечания о коррекции расчета максимальных расходов стока с учетом изменений в статистике паводков (38 Kb).

В предыдущем (2012) году предполоводная сработка водохранилища была выполнена к 23 апреля до отметки 306,99 м. Это ниже обязательного (по ПИВР) уровня, что свидетельствует о нормальной практике более глубокой сработки, когда она мотивируется интересами гидроэнергетики. В данном случае необходимость освобождения дополнительно 6.22 км³ объема мотивировалась проведением ремонтных работ в нижнем бьефе и исключения холостых сбросов в 2012 году. Важно понимать, что углубленная сработка 2012 года была предпринята ПОСЛЕ весьма маловодного сезона. Средний многолетний приток за май-сентябрь на 39% превышал сезонный приток воды в 2011 году. Очевидная “маловодность” предыдущего сезона не послужила достаточным основанием для сохранения запаса воды и применения уточнения к пункту 3.9 ПИВР «В маловодные годы, в зависимости от прогнозируемого объема половодья и потребностей Энергосистемы, отметка предполоводной сработки может быть повышена».

Пример с обстоятельствами принятия решения в 2012 году о предполоводной сработке водохранилища до 306.99 м нужен для того, чтобы подчеркнуть факт игнорирования требований ПИВР при решении об уровне сработки уже в 2013 году. Согласно ПИВР для бассейна Амура, утвержденных еще Министерством водного хозяйства и мелиорации РСФСР в 1984 году, Зейское водохранилище должно быть сработано к началу мая до отметки не выше 310 м, что якобы и было сделано в 2013 году к 27 апреля.

Однако реально уровень был сработан лишь до 310,32. До уровня мертвого объема оставалось еще 11 метров. Очевидно, что предыдущий (2012) сезон нельзя было считать “маловодным”, т.к. сезонные, за май-сентябрь, объемы притока (33.5 км³) превысили средний многолетний уровень 1901-2010 годов почти в полтора раза (на 48.9%). Согласно протоколу заседания Межведомственной рабочей группы от 5 марта 2013 г. Департамента Росгидромета по ДФО с вероятностью 60% прогнозировал приток в половодье с апреля по июнь 2013 года «в пределах нормы». С учетом “многоводности” предыдущего сезона такой прогноз на приход снеговой воды не давал оснований для повышения уровня сработки водохранилища. В объяснениях причин неполной сработки уровня предусмотренного ПИВР указано, что очень трудно было сбросить пришедшую в предыдущий год воду при конструктивных особенностях ГТС. Открытый поверхностный водосброс не позволяет обеспечить требуемые большие расходы при условии ледовых явлений в верхнем бьефе.

Оксана Никитина: Это стандартная ситуация с поверхностным водосбросом. Особенно учитывая суровые климатические условия региона и длительность ледостава, позднее окончание ледовых явлений на водохранилище.

Цена лишним 32 сантиметрам – 0.7 км³ или 6.2 суток полноценной работы при полной загрузке гидроагрегатов (1300 куб.м/с). Но в предыдущем году, когда гидроэнергетикам было нужно, они легко обосновали (даже после маловодного сезона!) и обеспечили снижение отметки до 306,99 м, пожертвовав запасом воды для полной загрузки гидроагрегатов на 56.4 суток.

Не было “маловодным” и весеннее половодье 2013 года. Оно оказалось довольно мощным и продолжительным, с накладывающимися на него дождями. И в мае и, особенно, в июне приток превышал уровень предыдущего года и достигал 4500 м3/с. В материалах РусГидро про этот ключевой (для будущей катастрофы) момент говорится невнятно: -«поскольку через турбины при максимальной загрузке можно было пропустить лишь немногим более 1000 м³/с, уровень водохранилища рос, и к 22 июня оно было заполнено до отметки 313,98 м». Сокращение пропуска воды через гидроагрегаты (с 1396-1335 куб.м/с в январе-феврале до 1148 в марте, 1067 – в апреле, 1031 – в мае и 758 в июне) было объяснено интересами “Энергосистемы, графика ремонтных работ, а также имевшимися на тот момент сетевыми ограничениями выдачи мощности”.

Фактическая ситуация перед самым началом паводка, после которого уже мало что можно было поправить, сложилась из трех решений. Первое - отказ от предполоводной сработки ниже 310 не смотря на реальную “многоводность” предыдущего сезона и текущей весны. Второе - превышение на 32 см. предписанного ПИВР уровня. Третье - неполная загрузка гидроагрегатов весной в начале лета, когда “многоводность” уже была очевидна.

Департаментом Росгидромета по ДФО объем притока в водохранилище в июле прогнозировался в интервале 1400-1800 м³/с. Фактический приток составил более 4100 м³/с. Летне-осенний паводок начался уже 4 июля, но противопаводковые сбросы, в объемах соответствующих требованиям ПИВР, не производились. 5 июля в бассейне Зейского водохранилища начала формироваться первая волна паводка, притоки воды постепенно увеличивались с 1200 м³/с до 4000-5000 м³/с.

Именно в этот момент были в явном виде нарушены требования п.3.10 ПИВР «Наполнение водохранилища от отметки 310.0 м. до отметки 315.0 м осуществляется при попусках в нижний бьеф не менее 640 м3/с и не более 1300 м3/с, а наполнение выше отметки 315.0 до 317.5 м осуществляется при попусках в нижний бьеф расходом 1300 м3/с.» Первое условие (до достижения отметки 315.0) было нарушено 16 дней (с 7 по 20 июня включительно, 4 и 5 июля). Второе условие (до достижения отметки 317.5) было нарушено 12 дней (с 20 по 31 июля включительно). Нарушения требований к объемам попуска в период май - середина июня (установленных в интервале 950±100 м³/с, а также с 19 июня по 9 июля - в интервале 1000-1300 м³/с обосновывались гидроэнергетиками сохранением сетевых ограничений и выполнением ремонтных работ на Бурейской ГЭС. Но даже эти пороги не соблюдались и имели место случаи уменьшения расходов, установленных решениями МРГ (протоколы заседаний МРГ от 30 апреля, от 31 мая, от 18 июня, от 9 июля 2013 г.).

Помимо требований ПИВР в последней декаде июля (за 13 дней до пика паводка и за 50 дней до снижения притока к уровню нормального попуска через турбины), уже было нарушено условие СНиП 33-101-2003 о пропуске паводка обеспеченностью до 0.1% до отметки НПУ (для Зейской ГЭС – 315 м). Как показали последующие оценки, паводок 2013 года соответствовал повторяемости 1 раз в 200-300 лет, т.е. не превышал обеспеченности 0.1% и должен был быть пропущен через плотину БЕЗ форсировки уровня выше 315 м.

Вторая, наиболее мощная волна паводка, началась 19 июля. Притоки в водохранилище увеличились до 5700 м³/с. Пик паводка пришелся на 1 августа, когда приток к створу ГЭС достиг 11700 м³/с. Отметка 317,5 м, с которой холостые сбросы разрешены, была практически достигнута (317.48).

Председатель правления совета директоров ОАО «РусГидро» Е.Додд, август 2013: «Сброс из Зейского был невозможен технически, поскольку уровень воды в нем был ниже требуемой отметки. Досрочный сброс - технологическое безумие! Струя не долетает до водобойного колодца и может разрушить плотину. Если бы это произошло, мы бы с вами здесь не сидели. Прекратите дискуссию о досрочных сбросах! Это не кран в квартире. Даже если бы у нас были прогнозы о серьезном паводке, мы не смогли бы раньше сбросить. Таковы технологические особенности».. Детальный комментарий – в записке, подготовленной Сергеем Шапхаевым. Замечания о технических ограничениях для холостых сбрсов до отметки 317.5 (25 Kb).

С этого момента расход через станцию, после указания Амурского БВУ (протокол заседания МРГ от 1 августа 2013 г.), был увеличен до 3500 м³/с, оставаясь намного меньше приточности, что вызывало продолжающийся интенсивный рост уровня водохранилища. Несмотря на то, что на 1 августа территории Амурской, ЕАО и Хабаровского края находились в зоне влияния паводка, решение МРГ было одобрено представителями от Правительства Амурской области, администраций г. Зея и Зейского муниципального района. На р. Правый Уркан пойма была затоплена на 2,0 м. На 1,5 - местами на 2,0 м, были затоплены поймы рек Амур (на отдельных участках), р.Зея, Биджан, Б. Бира, Икура, Б. Ин (ЕАО), Тунгуска, Кур (Хабаровский край). Гидроэнергетики активно упоминают коллегиальный статус решения МРГ от 1 августа и его полное соответствие требованиям п.3.11 ПИВР. Такая позиция отвлекает внимание от нарушений и вольных трактовок Правил, которые были допущены весной и в начале лета.

По прогнозу Департамента Росгидромета по ДФО с вероятностью 60% ожидаемый приток в августе прогнозировался на уровне 3500-4000 м³/с (при норме 1780 м³/с). Реальная величина притока к створу плотины составила 8900 м³/с а среднесуточный расход через плотину - 3484 м³/с. Уровень водохранилища к 5 августа (дата следующего заседания МРГ) достиг 318,31 м. Но, не смотря на задержку плотиной части паводка, в нижнем бьефе ситуация с затоплением ухудшалась. Были подтоплены Ивановка, Алгач, Овсянка, (Зейский район), Ураловка (Шимановский), Мазаново (Мазановский район), Зазейский, Владимировка, Усть-Ивановка (Благовещенский район). В Еврейской АО были подтоплены территории села Раздольное и поселка Тукалевский. В Хабаровском крае на р. Амур в течение двух суток прогнозировался подъем воды на 25-30 см.

В связи с прогнозируемым подходом новой волны паводка, ОАО «РусГидро», представители Амурской области и Зейского района предложили увеличить сброс из водохранилища до 4000-4500 м³/с (протокол от 5 августа 2013г.). Но это предложение не нашло поддержки большинства членов МРГ и расходы сохранили на прежнем уровне - до 3500 м³/с. Такое решение соответствовало требованиям п.3.11.: – «..при дальнейшем возрастании притока … расход воды ограничивается теми же 3500 м³/с (путем прикрытия затворов) до подъема уровня водохранилища до отметки 319.3 м». В пункте 3.15 ПИВР уточнено: - «Сработка избыточного объема воды в случае форсировки уровня выше отметки 317,5 м производится расходом 3500 м3/с до отметки 317,5 м; ниже отметки 317,5 м и до 315,0 м - расходом 1300 м³/с через агрегаты ГЭС».

После 5 августа решения по режимам попуска принимались Правительственной комиссией по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности (в связи с объявлением ЧС на территории Амурской и Еврейской автономной областей, а также Хабаровского края), а МРГ лишь оформляла эти поручения, транслируя их в свои протоколы. Так Комиссия по ЧС 7 августа решила сохранить режим, установленный МРГ 5 августа, до достижения отметки уровня 319.3 м, т.е. действовала в соответствии с п.3.11 Зейских ПИВР.

Однако одновременно Комиссия по ЧС обозначила намерение отойти от утвержденных Правилами требований. После достижения отметки 319.3 м был намечен сброс суммарным расходом ДО 4500 м³/с. Такой режим противоречит требованиям пунктов 3.12 и 3.15, которые в целях безопасности ГТС для превышения отметки 319.3 м предусматривают сброс при ПОЛНОСТЬЮ открытом водосбросе и работе гидроагрегатов. Такое действие сформировало бы расход 10800 м³/с, который вел к значительному увеличению уровня воды на уже затопленных территориях и расширению зоны затоплений на новые районы и населенные пункты.

Оксана Никитина: Такой режим не требует коррекции ПИВР. 10800 м3/с может проходить при полностью открытом водосбросе. Такой сброс могут начинать при достижении отметки 319.3 м, когда есть угрозы телу плотины. Потому что если рухнет плотина, то как цунами всех просто смоет огромной волной прорыва.

Ранее сделанные нарушения ПИВР и ошибочные решения, порядок принятия которых не прописан в Правилах однозначно, завели ситуацию в условия выбора между надежностью ГТС и последствиями пропуска волны по уже затопленным долинам рек Зея и Амур.

Выбор был сделан в пользу минимизации дополнительного ущерба на уже затопленных к тому моменту территориях, в надежде на запас прочности плотины.

Евгений Симонов: Выбор они делали, чтоб окончательно не утратить контроль над ГТС. Просто верхние затворы устроены так, что они сами не могут закрыться на этих уровнях пока вода не спадет до 317. Поэтому сейчас обещают привесить на них грузы, принуждающие к закрытию.

Когда 14-15 августа возникла опасность достижения уровня 319.3 м за ближайшие сутки, на заседании МРГ был обсужден проект Прогнозного графика регулирования режимов работы Бурейского и Зейского водохранилищ на период до 31 августа 2013 г. Не увеличивать сбросы совсем было нельзя — вода могла пойти поверх затворов, сделав ситуацию неуправляемой. Решением Комиссии по ЧС 17 августа этот график был одобрен и принято промежуточное решение. В этот же день уровень достиг отметки 319.32 м. Расход из водохранилища был увеличен до 4500 м³/с, а в период с 18 по 22 августа - до 5000 м³/с. Зейская ГЭС перешла в непроектный, не предусмотренный ПИВР режим работы.

В итоге с 4 июля (когда начался паводок) по 20 августа (когда притоки сравнялись с расходами) в Зейское водохранилище вошло 22.63 км³. Из них в водохранилище было задержано 13.97 км³ воды (61.7%), которая в противном случая пошла бы вниз, значительно усилив последствия наводнения.

Решением Комиссии по ЧС от 22 августа суммарный расход из водохранилища был вновь уменьшен до 4500 м³/с. Некоторые источники из Росводресурсов утверждают, что «начиная с 22 августа» сброс не превышал 4500 м³/с. По другим данным превышение наблюдалось еще трое суток. Если для 22 августа разночтения объяснимы, то для 23 и 24 августа у нас нет документов, подтверждающих наличие решения Комиссии по ЧС на такой расход. Но с разрешения Комиссии или без такового гидротехники Зейской ГЭС стабилизировали процесс форсировки и начали снижать уровень водохранилища на 5-7 см в сутки.

На следующий день после достижения 25 августа отметки 319.24 м МРГ обратилась вопросу о маневрировании затворами ГЭС для уменьшения объема сбросов, как это предусмотрено п. 3.15 Зейских ПИВР. Только в этот момент ОАО «РусГидро» представило техническое заключение о невозможности маневрирования затворами водослива плотины при существующем напоре воды. По выводам ОАО «Ленгидропроект», ОАО «ВНИИГ им. Б.Е. Веденеева: - «…в силу конструктивных особенностей частичное опускание затворов может производиться только после достижения отметки уровня 317.5 м». Характерно, что Предписание Дальневосточного управления Ростехнадзора № 06-01/15 (обязательное к выполнению!), запрещающее маневрирование затворами до отметки уровня 317.5 м было датировано лишь 29 августа.

Не известно – предпринимались ли попытки оформить это предписание заранее или “задним числом”, но после его появления картина регулирующих возможностей Зейской ГЭС (до 317.5 м невозможен сброс из-за подмыва скального основания, после 317.5 невозможно маневрирование затворами) уж очень выпукло напомнила ситуацию с ремонтами Саяно-Шушенской ГЭС накануне аварии 2010 года. Но на Зейской плотине обошлось – вода из водосброса так и текла «самотеком». С 26 августа по 19 сентября расход от 4450 до 3900 м³/с менялся не регулируемо, а лишь по мере снижения уровня до отметки 317.5 м.

Показательно, что еще до этого момента (13 сентября) на заседании МРГ рассматривалось предложение уменьшить сброс до 2500 м³/с для улучшения условий проведения восстановительных работ в нижнем бьефе плотины. Однако отметка 317,79 м (на момент заседания) не позволяла легально обойти только что оформленный запрет на маневрирование затворами. Предложение отклонили, но сам факт его внесения показывает, что инициаторы (по сложившейся практике) рассчитывали на нужное им решение, как в 2012 году снижение уровня предполоводной сработки до 306.99 м было мотивировано проведением ремонтных работ в нижнем бьефе и исключения холостых сбросов. Это небольшой штрих к картине реального отношения участников МРГ со стороны гидроэнергетиков к соблюдению Правил, СНиПов и решений, в т.ч. собственных. Намерения и привычки у них остались прежними, но в условиях повышенного общественного внимания пришлось демонстративно соблюдать все пункты. Поэтому затворы водосливной части еще раз открывали-закрывали строго при превышении уровня 317.5 м (20 сентября) и его снижении ниже этой отметки (23 сентября).

По мере того, как волна паводка скатывалась в Охотское море, с ней сокращалось и внимание общественности к текущим действиям гидроэнергетиков. Когда у энергетиков “отлегло…”, они стали возвращаться к своей обычной манере проведения через МРГ нужных им решений. Уже 27 сентября при уровне 317,71 м на заседании МРГ со ссылкой на п.3.11. Зейских ПИВР проведена рекомендация об ускоренной (до наступления холодов) сработке избытка воды суммарными расходами 3500 м³/с. Правительству Амурской области и администрации Зейского района потребовалось специальное обращение, только после которого рекомендации МРГ были скорректированы до величины 2500 м³/с. Характерно, что даже призрачный шанс привлечения внимания к игнорированию гидроэнергетиками потребностей региона и района, заставил их строжайшим образом соблюдать планку, установленную Амурским ВБУ.

Такой щепетильности совсем не наблюдалось еще в начале лета, когда неделями расходы отличались от установленных решениями МРГ, не говоря уже о требованиях ПИВР. Фактические расходы до достижения 12 октября отметки 317,46 м варьировали от 2322 до 2434 м³/с. Похоже, что для спокойствия госоргана (который больше уязвим к публичному контролю) гидроэнергетикам даже затворами пришлось “поманеврировать”. Например, 3 октября уровень водохранилища вырос (на 1 см), хотя приточность в этот день существенно снизилась (на 230 м3/с), а пропуск через турбины снизился лишь на 20 м³/с.

14 октября затворы водослива Зейской ГЭС были закрыты при уровне 317,49м.

Оксана Никитина: Видимо, потом срабатывали ускоренно в мае? Не успели сработать, это понятно..

В заключение мы уточним растиражированное энергетиками и организациями Росводресурса утверждение, что реализованные режимы регулирования Зейского водохранилища обеспечили максимально возможное в создавшихся на момент паводка условиях использование его аккумулирующей емкости, аккумулировав до 2/3 притока. Во-первых, обращаем внимание на слова “в создавшихся на момент паводка условиях”. Действительно, если отсчитывать от момента начала паводка, то большинство принятых решений максимизировали защитные возможности ГЭС. Но дело-то как раз в ошибках, если не сказать в корыстных интересах, имевших место ДО момента начала паводка. Во-вторых “ДО 2/3 притока” (а математически это 66.7%) Зейская ГЭС не дотянула очень много.

Евгений Симонов: Сезонные объемы (км3) притока (май-сентябрь) в Зейское водохранилище за период с 1901 по 2013г-44.5 км3. Расход за май-сентябрь 2013 составил 27.2 км3 (аккумуляция - 38%). За июль-сентябрь 2013 приток составил 31.3, а расход 22.4 км3 (аккумуляция - 28%). За июль-август приток 25.5 а расход 13.4 км3 (аккумуляция - 47%). Откуда-докуда «момент паводка» не отсчитай – нет двух третей и даже половины нет.

Если считать началом паводка 4 июля, а окончанием – 13 октября то погрешность заявления о “2/3 притока” составляет почти 3 раза, поскольку за это время в водохранилище было аккумулировано лишь 24% притока. Для гидроэнергетиков, оперирующих значениями вероятности события 0.01% (раз в десять тысяч лет!) такая небрежность в цифрах непростительна. Также как непростительны 32 см несработанных весной 2013 года, которые дают 5% к величине перехваченного плотиной стока. Гидрологи могут считать модели с сотыми долями процента, а эффективные менеджеры от гидроэнергетики с лёгкостью накручивают свои 5-40% на общенародной беде.

Комментарии экспертов

Оксана Никитина: В обзоре хорошо показан ход сработки и наполнения водохранилища в 2013 г. Видно, что проблема возникла, прежде всего, из-за аномально многоводного половодья (май – июнь). Водохранилище было уже сильно наполнено к моменту начала паводка, чего обычно не происходило. К моменту начала половодья сработали водохранилище до установленных 310 м (310,32 м) – уровень предполоводной сработки. То есть всё шло по правилам. Просто на момент половодья невозможно было спрогнозировать объём грядущего паводка, пик которого произошёл в августе. И поэтому при половодье сбрасывали воду именно в тех расходных диапазонах, которые соответствуют зоне водоотдачи.

Вероятность прогноза 60%, и та лишь на следующий месяц. Проблема подобных прогнозов всем известна, а предсказать объём поступления воды в паводок возможно лишь в самые короткие временные рамки, по мере его фактического прохождения. Именно поэтому МРГ принимало решения по сбросам при последовательном прохождении волн паводка, и в особенности в августе, когда водохранилище уже было заполнено под завязку.

Есть проблема наложения волн паводка, т.к. он распространился на незарегулированные притоки. Даже если бы водохранилище полностью перекрыли, паводок бы всё равно изрядно затопил бассейн. Рабочей группе приходилось это учитывать и в какие-то моменты сбрасывать меньше возможного, чтобы не затопить население ещё больше. Они смотрели, какой уровень воды уже есть в бассейне Зеи (обусловленный паводочным притоком других рек), и уже в зависимости от этого определяли объём сброса водохранилища. И при этом также ориентировались на прогноз осадков.

Изменения ПИВР – это внесение изменений в диспетчерский график, т.е. расширение диапазонов расхода (сбросов) в зонах ДГ. Но когда возникает подобная аномальная ситуация и нужно с одной стороны сбрасывать воду, т.к. постоянно поступает новая, а при этом сбрасывать её не очень много, чтобы не затопить население ещё больше. Не представляю, как бы ПИВР учитывали ещё и количество воды на всех остальных притоках и корректировали значения водосброса в зависимости от этого. Это делается при наступлении конкретной метеорологической ситуации.

Что касается 2/3, то, думаю, они рассматривали пик паводка, а не общий аккумулированный объём. Поэтому и уклончивая формулировка «до 2/3 притока».

Гидрологические характеристики действительно не меняются сильно при ряде наблюдений более 100 лет.

Евгений Симонов: Очевидно, что Правила (ПИВР) не сработали в 2013 году. Возможно, надо ограничить заполнение водохранилища в мае-июне (в идеале назначив в конце июня щедрый экологический попуск). С другой стороны, возможно, надо стремится опускать уровень не до 310, а ниже, запасая большую емкость.

Надо разбираться с высокими отметками заполнения когда перестают работать затворы. Ясно видно, что это ограничивает противопаводковую емкость, которой можно управлять.

В любом случае ненормально, что водохранилище имеющее 50+ кубокилометров регулируемой емкости от УМО до ФПУ смогло в год катастрофического паводка запасти только 17 кубокилометров, те же 17 что и в предыдущий некатастрофический год....

Что касается двух-третей, то это очевидная подтасовка я пересчитал на 2-3 и 5 месяцев - везде менее половины.

Сергей Шапхаев: Ситуация проста. В 2009 г. случилась авария на Саяно-Шушенской ГЭС в летний паводок, когда плотина ГЭС была в шаге от перелива и возможного разрушения. Тогда то и были внесены поправки в «Перечень национальных стандартов и сводов правил», обязывающие Росовдресурсы и владельцев ГЭС обеспечить пропуск наводнений обеспеченностью 0,1% до уровня НПУ. Эта норма начинает действовать после капремонта с 2010 г. А эти капремонты на Зейской ГЭС до 2010 г. производились несколько раз!

Начиная с 2010 г. старый ПИВР Зейской ГЭС (1984) перестал удовлетворять требованиям «Перечня национальных стандартов и сводов правил», согласно которым «пропуск расчетного расхода воды для основного расчетного случая (0.1%) должен обеспечиваться, как правило, при НПУ через все эксплуатационные водопропускные сооружения гидроузла при полном их открытии». Фраза "как правило" означает, что есть некие исключительные обстоятельства, при которых это требование может быть нарушено, но в большинстве других случаях это требование закона должно быть обеспечено.

Три с половиной года РусГидро и Росводресурсы работали по ПИВРам, которые в принципе не удовлетворяли требованиям «Перечня национальных стандартов и сводов правил» (этот документ выше по статусу ПИВР). Это тем более преступно, что в 2007 г. на Зейской ГЭС случился паводок с большей приточностью, чем в 2013 г. (но более кратковременный), что привело в затоплению, как нашей территории, так и китайской. Причины этого стали ясны еще тогда (несовершенство конструкции ГЭС и устаревшие ПИВР). Поэтому РусГидро и Росводресурсы обязаны были обеспечить требование «Перечня национальных стандартов и сводов правил» в части возможности пропуска наводнений обеспеченностью 0,1% до уровня НПУ в кратчайшие сроки. Так что основные ошибки были сделаны два года назад.

Не дело НПО давать советы как они это должны делать. НПО должны подтолкнуть надзорные органы принудить эти две конторы к выполнению законодательства, привлекая для этого экспертное сообщество. Можно опустить нижнюю отметку сработки уровня к 1 мая с 310 м до 309 м., что технически Правила эксплуатации ГЭС допускают. Надо просто подсчитать количество сработки уровня и проводить его ежегодно независимо от прогноза приточности. Обращаю внимание, что в 2010-2011 уровень срабатывался до отметки 309 м, а в следующий сезон до 306 м! В угоду энергетикам.

А то, что они сливали воду в повышенных объемах аж до октября (и похоже никаких выводов не сделали о необходимости изменения конструкции затворов) это полное безобразие! Нужно внести изменения в конструкцию Зейской ГЭС так, чтобы водосливные отверстия допускали открытие при подходе уровня к НПУ- 315, 0 м, не боясь расширения воронки размыва. Если в 2012 г. опасность размыва основания ГТС была устранена то, что мешало Росоводресурсам дать команду на заблаговременную сработку через водосливные отверстия еще 21 июля? О чем, кстати, просил Хазиахметов (представитель РусГидро – прим ред.). Не говоря уж о таких "мелочах" как незаконченный ремонт одной гидротурбины (в период паводка он снизил водопропускную способность гидроагрегатов), а также недосработка 32 см (на пике паводка очень даже существенный объем).

Петр Осипов: В части отсутствия выводов полностью согласен с Сергеем Герасимовичем (Шапхаевым). Меры для создания технической возможности регулирования сброса (после паводка 2007 г. – прим ред.) "не приняты ". А что это за решение, переделка затворов или строительство обводного канала, это уже не наше дело.