Предварительное заключение

Сегодня в XXI веке энергетическая стратегия - это не схемы размещения новых строек и даже не планы добычи топлива, а множество действий, связанных целями устойчивого развития, и направленных на минимизацию потерь, перестройку структуры в пользу интеллектуально ёмких (а не энергоёмких) видов деятельности. Целесообразно, например, использовать преимущества концентрации производства и населения там, где она энергетически выгодна, и консервировать те проекты, где деятельность возможна лишь с избыточным энергопотреблением. Как ни странно, но статусу документа, учитывающего фундаментальные изменения в развитии, больше соответствует не проект энергетической «Стратегии», а государственная программа «Энергоэффективность и развитие энергетики».

Подчеркнем, что отмеченная во втором разделе настоящего обзора системная обусловленность перехода от строительства «стен и плотин» к модернизациям оборудования, уже буквально подтверждается в инвестиционных планах самой РусГидро. В планах компании отчетливо прописан переток инвестиций из сектора строительства новых объектов в сектор ремонта и модернизации уже существующих. На период до 2017 года инвестиционный план ОАО «РусГидро» включает затраты в размере 1 млрд. долларов ежегодно на модернизацию действующих станций, но не имеет в портфеле ни одного нового подтвержденного проекта ГЭС (Нижне-Бурейская уже строится, статус Нижне-Зейской давно всеми согласован, тогда как противопаводковые предложения далеки от утверждения).

Также необходимо учитывать традиционно негативное восприятие общественностью проектов больших ГЭС. Это обстоятельство приобретает дополнительное значение на фоне вспышек народного недовольства действиями властей по всему миру (от Майдана и всего сопутствующего трагедии в Украине до протестов против ЧМ-2014 в Бразилии – самой футбололюбивой стране мира!). В период без “роста” большие и чреватые общественным протестом стройки лучше не затевать. Более надежно и стратегически верно заняться переоборудованием или достройкой новых водопопусков, как это планируется сделать для сохранения Волго-Ахтубинской поймы. Характерно, что и при подписании стратегических соглашений с китайскими партнерами в области гидроэнергетики Дальнего Востока ограничились сотрудничеством в строительстве малых ГЭС, а общий упор сделали на солнечные и ветродизельные станции для изолированных от единой энергосистемы районов.

Конкретно противопаводковые проекты на Дальнем Востоке с самого начала вызывали скептическое отношение из-за совмещения конфликтующих функций (накопление воды для продажи энергии и освобождение водохранилищ для сдерживания паводковых вод).

“Для защиты от паводка до его начала надо иметь 70% (если не больше) свободной ёмкости водохранилища, а не 7% как сегодня. А что означает освободить 70% ёмкости водохранилища? Это значит временно прекратить отпуск электроэнергии на предприятия, неразрывно связанные с ГЭС. А это означает - остановить эти предприятия до того как снова водохранилища наполнятся теперь уже паводковыми водами, а это означает катастрофу для работников этих самых предприятий да и для самих гидроэнергетиков, не получающих денег за это время. Гидроэнергетики всеми средствами никогда на такое не пойдут, а это значит, что противопаводковые ГЭС никогда таковыми не будут…” Александр Сулименко Астрахань 15.05. 2014г.

В таких условиях невозможно просчитать рентабельность проектов новых ГЭС. Главное, что созданы они могут быть через 10-20 лет, а адаптировать хозяйство Приамурья к наводнениям надо прямо сейчас. Для этого потребны не ГЭС, а совсем иные быстрые методы решения проблем путем модернизации инфраструктуры поселений с всемерным вынесением ее с территории пойм и обвалованием критически важных объектов (см. Протокол Координационного комитета по устойчивому развитию бассейна р. Амур. (1.32 Mb) Прислал С.Сиротский). Надежду на рациональный выбор внушает сообщение, что строительство дамбы, которая защитит южную часть Хабаровска в случае наводнения, начнется в этом году

Похоже, здравый смысл и трезвый расчет сходятся с научно обоснованным пониманием закономерностей развития и совпадают с тенденциями, соответствующими переходу от развития за счет роста к развитию за счет эффективности.

Определенно, что анализ инвестиции в энергетику Приамурья нельзя считать законченным, как не окончена жизнь этого региона, волею судеб попавшего на стык интересов двух крупных держав и движущегося к процветанию по историческим ухабам этих отношений. Новые краски и, весьма вероятно, новые инвестиционные планы уже формируются вокруг проекта Шелковый путь. Ваши дополнения, предложения и мнения направляйте на портал «Белая книга. Плотины и развитие»