Последняя отдушина экстенсивного развития

По мнению экономистов, в Китае слишком много инвестиций и слишком много мощностей для строительства. Эту гигантскую инфраструктуру, разросшуюся в предыдущие 15 лет, пытаются системным образом вывести вовне, чтобы Китай сам себя не сжирал, а продолжал получать эффективный выхлоп при экспорте старой системы развития. Конечно на начальном этапе Шелковый путь это идея не только о том, как капитал туда вывести, но и про то, чтобы вывезти туда большое количество обученных рабочих, которых уже нельзя применить на своей стороне. Все эти палаточные капроновые лагеря, их куда-то хочется переместить потому, что у себя все построено – социализм полностью выстроен. И вот с этой точки зрения сейчас естественно активно снимаются преграды к тому, чтобы это происходило в России – уже есть несколько соглашений, которые кто-то может трактовать, как желтую угрозу, а другие считают шансом форсировать установление хоть каких-то нормальных отношений с соседом. Сейчас российская граница – самая спокойная часть китайской границы. По всем остальным границам Китая проходят солидные куски больших дуг нестабильности, так любимых политологами.

Характерно, что на Дальний Восток сейчас прибывают китайцы в рамках прихождения каких-то корпоративных структур со своей рабочей силой. А вот китайцы, которые делали что-то совсем сами, они нашли себе другое применение где-то еще. Возможно, просто упала доля самозанятых в т.ч. и внутри Китая, но часто цитируется мнение, что в России китайцам работать тяжелее, чем в Африке... Негостеприимность России с отсутствием инфраструктуры, китайской торговли, китайского питания и сформировала понятие «тяжелее работать», включая не климат как таковой, а именно отсутствие удобной китайцам социальной среды.

Строительство водохранилища и Амазарского целлюлозного завода корпорацией СинБан занимает 400 китайских работников. Китайских индивидуальных предпринимателей в Могочинском районе Забайкальского края нет.  2013
Строительство водохранилища и Амазарского целлюлозного завода корпорацией СинБан занимает 400 китайских работников. Китайских индивидуальных предпринимателей в Могочинском районе Забайкальского края нет. 2013

Обратное - также как никогда верно. Китай не самая простая среда для экспансии русских. За 2013-2015 год из Китая выехало множество из 500 000 россиян, живших, трудившихся и учившихся на 2013 год в Китае, в первую очередь те, кто вел независимый собственный бизнес, связанный с Россией. Старые связи не выдержали рублевого перекоса, спрос на китайские продукты производства и услуги упал, а быстрой наработки новых связей, эксплуатирующих слабости рубля и компенсирующих неопределенности ближайшего будущего, не произошло.

По субъективному (Западному) восприятию проекта «Шелковый путь», он должен решить проблему "компенсации", что позволит продолжить получение выгод от старых технологий развития, но освободит от их тлетворного влияния саму территорию Китая. Так как обеспеченность инфраструктурой и энерговооруженность Китая много выше чем у соседей, то и они видят несомненные краткосрочные выгоды в таком развороте китайской экономики. Китай начал массово экспортировать не столько товары, сколько инвестиции в их производство и сопутствующую инфраструктуру.

Но «западное» восприятие Шелкового пути - это только одна проекция. Любая китайская действительность прелестна своей многоплановостью. Для одного и того же явления у китайцев совершенно естественно существует врожденная способность использовать семь объяснений. Так, например, экологическое описание этого процесса в терминах охраны среды, комплементарно сходится с описанием с точки зрения макроэкономических процессов или геополитики.