Управляемая энергетическая революция

Ключевые процессы в китайской промышленности завязаны на тенденции в энергетике, где 70% первичного топлива это уголь. Китай ждет структурная перестройка энергогенерации. Они ставят задачу от угля уйти, они будут авральным способом замещать угольную генерацию в крупных городах. За прошлый год по сравнению с 2013 потребление угля – в минусе, мазут – в минусе, газ – в плюсе процентов 6 или 7, гидроэнергетика – плюс 15%, ветряки – плюс 15%, атом – плюс 15%. В самом Китае углеводородные источники будут расти только на далеких диких окраинах – просто потому что есть определенная инерция (их стали строить 2-3 года назад). Это касается Внутренней Монголии, Синь-Цьзяна, Гансу, в какой-то степени Шанси – всего, скажем северо-запада. Что касается востока, углеводородного там ничего, скорее всего, развиваться не будет, если не внедрят каких-то принципиально новых, незагрязняющих технологий.

Пока российские электроэнергетики закладываются на экспорт в Китай, на противоположной стороне Амура, где эту энергию они предполагают сбывать, сжимается спрос на энергию «любой ценой». Для внутреннего производителя в Китае критична цена экологическая, а для импорта – цена денежная. Китайские переговорщики будут, как фокстерьеры, вцепляться в ту цену, которую им определит руководство. Заявят, что купят электроэнергию у России, но только дешевле чем по рублю - по полтиннику купят, по 10 копеек... Насыщение спроса в масштабах Китая еще не наступило, но оно наступит в ближайшую декаду, хотя энергетики всегда будут утверждать что-то другое.

Не менее 7 лет назад этот процесс был уже очевидной тенденцией. Многое уже было предрешено. На круглом столе по Шелковому пути 31 июля 2015 г. профессор Чжан Цзянпин из института при Комитете по развитию реформ горестно перечислял, на сколько процентов упало (и видимо более не поднимется) потребление всех основных сырьевых и энергетических ресурсов в Китае. Он просил общественность, удивленную такими откровениями, не обольщаться и считать, что построенная на Шелковом пути добывающая промышленность будет питать потребности остального мира. Откуда мир будет черпать эти потребности, не уточнялось.

На данный момент северо-восточный Китай близок к энергетическому гомеостазу. Единственным энергетическим сектором, который заметно развивался в северо-восточном Китае, была ветровая энергетика, все остальное стагнировало. И это при том, что буквально 2 года назад половина китайских ветряков не были элементарно подключены к сети. Там были гигантские госсубсидии на строительство ветряков, но чтобы их подключить к сети, нужны еще и мозги. Мозги подтянули (что-то купили, кого-то подучили) и процесс включения в сети ветряков стремительно пошел. После того, как северо-восточный Китай развил свое региональное сетевое хозяйство, его собственные потребности в дополнительных мощностях резко уменьшились.

40 километров ветряков в бурьянах. Большой Хинган,  уезд Неньцзян провинции Хэйлунцзян
40 километров ветряков в бурьянах. Большой Хинган, уезд Неньцзян провинции Хэйлунцзян

Большую роль в стабилизации параметров сети, осложненных нестабильностью генерации мощности большим числом ветряков, сыграли гидроаккумулирующие станции. Планы строительства ГАЭС в северо-восточном Китае 5 лет назад превышали планы по развитию ГЭС в 10 раз. По строительству гидроаккумуляция не дешевле ГЭС, но не требует таких затоплений земли, что для Китая вопрос вопросов.

Развивается, и дальше будет развиваться, передача энергии из более избыточных районов. Под промышленную эксплуатацию ставятся 2000-3000-километровые линии постоянного тока в центральный Китай (собственно в район Пекина и Шанхая) от работающих в бассейне верхней Янцзы, в верховья Меконга, Салуина и Брахмапутры мощных ГЭС. Однако крупная гидроэнергетика непосредственно на территории Китая быстро себя исчерпывает, из-за дефицита плодородной и доступной для орошения земли речных долин, существенных сейсмических рисков и постепенного исчерпания эффективных для строительства створов.

Возникла проблема, куда сбыть строительную индустрию, в том числе и сложные консорциумы по созданию ГЭС, потому, что в самом Китае уже явный избыток фирм, способных строить плотины. Сложилась самоцель экспортировать эту индустрию в другие страны просто для того, чтобы эти фирмы жили, зарабатывали деньги, наращивали мощь и т.д. Они уже строят примерно 400 крупных плотин по миру (это на позапрошлый год) и естественно хотят строить еще больше. Однако, в связи с желанием выглядеть экологически более благостно те же «Три Ущелья» честно признают, что им уже за глаза хватит гидроэнергетики, и они с удовольствием вкладываются в солнце и ветер (летом 2015 введено две станции суммарной мощностью 150 МВт), Причем руководство кампании заявляет что готово вкладываться в т.ч. и за рубежом там где к этим видам генерации подведены надежные сети.