12. Строительство ГЭС на Селенге – проблемы и решения

В 2015 году обострилась ситуация, связанная с планами Монголии построить на реке Селенга, главном притоке озера Байкал одну или даже несколько гидроэлектростанций. История началась еще в 2013 году, когда Всемирный Банк выделил средства для проектирования ГЭС Шурэн в основном русле Селенги. Коротко проблема была освещена в статье в «Новой газете» за 15.05.2013 г. «ГЭС на Селенге: Байкал опять под угрозой?», а более подробно в статье «Монголия ищет финансирование для гидроэлектростанции на Селенге» на Информационном портале Бурятии. Уже тогда специалисты указывали, что Селенга обеспечивает около 50% притока воды в Байкал, что дельта реки играет важнейшую роль в воспроизводстве рыбных ресурсов, а также является одной из территорий, важных для миграции птиц, что закреплено её включением в список объектов Рамасарской конвенции. С другой стороны, даже начало проектирования ГЭС является нарушением международных соглашений об использовании трансграничных водотоков, а также об охране объектов Всемирного природного наследия, о чем о просьбе бурятского эколога Сергея Шапхаева Минприроды России официально уведомило Всемирный банк. В декабре 2013 года Министр природных ресурсов и экологии России – Сергей Донской на заседании Межведомственной комиссии по охране оз. Байкал сообщил, что федеральные власти не одобряют строительство Шуренской ГЭС на р. Селенге (см. Монгольским ГЭС на Селенге – наше общее «Нет!»).

Несмотря на продолжение работ по проектированию упомянутой и других ГЭС по состоянию на март 2015 г. официальных документов по планам строительства ГЭС на притоках р.Селенга в Монголии от Правительства Монголии к российской стороне не поступало, в связи с чем по предложению коалиции «Реки без границ» участники круглого стола «Водные ресурсы Сибири: риски, угрозы, перспективы» согласовали ряд конкретных рекомендаций по урегулированию ситуации, в том числе:

  • предоставить на рассмотрение российских властей и общественности выполненные в 2013-2014 гг. отчеты по пред-ТЭО проектов плотин Шурэн и Орхон и ТЭО/ОВОС ГЭС на Эгийн-гол, учесть результаты данного рассмотрения при дальнейшем планировании водопользования в бассейне реки Селенга.
  • безотлагательно провести международную оценку кумулятивных (совокупных) воздействий всех планируемых в бассейне реки Селенги водохранилищ на экосистему Селенги и озера Байкал, либо стратегической экологической оценки водопользования и энергетики в бассейне Селенги-Байкала, которая включила бы в себя и оценку кумулятивных воздействий всех планируемых в бассейне реки Селенги водохранилищ, а также другие (см. «ГЭС в Монголии: чиновники обещают учесть предложения экологов»)

При этом, справедливо не дожидаясь выполнения обещаний, общественные организации и жители Монголии и России 10 февраля 2015 года подали в Инспекционный совет Всемирного Банка официальную жалобу (4.37 Mb) (а также подтверждение получения жалобы), в которой указывается на многочисленные нарушения процедур Банка, влекущие за собой недоучет существенных социальных и экологических рисков, связанных с проектами ГЭС на Селенге.

В итоге в конце марта в Улан-Батор из Москвы прибыла представительная делегация из 20 человек во главе с заместителем министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации Семеном Леви и главой Росводресурсов Мариной Селиверстовой, чтобы немедленно приступить к экологической оценке опасных для российской природы проектов строительства крупных плотин в бассейне реки Селенга. Однако, вместо этого встреча превратилась в «российско-монгольское совещание по обмену информацией по оценке воздействия на окружающую среду проекта ГЭС «Шурэн», несмотря на четкие планы монгольской стороны по широкомасштабному освоению бассейна реки, включая отвод части стока в пустыню Гоби (см. «Переговоры по ГЭС в Монголии: Москва сдает Байкал»).

Всестороннее описание сложившейся ситуации дано в специальном докладе Коалиции «Реки без границ» ГЭС В МОНГОЛИИ: СИТУАЦИЯ НА АПРЕЛЬ 2015 Г (592 Kb), а также в статье Семена Ласкина в «Новой газете» и в подробном интервью Александра Колотова иркутскому информационному порталу ИА IrkutskMedia.

В качестве основных экологических рисков называются:

  • негативное влияние на сток рек, в том числе на вынос взвесей и межсезонные колебания объемов водотока;
  • деградация водно-болотных угодий международного значения;
  • ухудшение качества воды и условий водоснабжения в аридных регионах;
  • деградация экосистем озера Байкал и другие.

В качестве основных социально-экономических последствий назваются:

  • утрата традиционных водных и пастбищных угодий кочевников, ведущих хозяйство в бассейне Селенги;
  • утрата рыбных ресурсов рек бассейна Селенги;
  • затопление пахотных и пастбищных угодий в поймах рек;
  • утрата пойменных лесов и другие.

В апреле международная сеть Avaaz.org организовала сбор подписей под петицией «Спасем жемчужину Сибири» (95 Kb), врученной – с более чем 55 тысячами подписей – президентам России, Монголии и Китая перед их встречей 9 мая в Москве, а в начале мая в России и в Монголии побывала Инспекция Всемирного Банка, прибывшая для рассмотрения вышеупомянутой жалобы НКО.

Одновременно вопросы более плотного участия российских специалистов в оценке воздействия селенгинских ГЭС на окружающую среду обсуждались на встрече главы Минприроды России Сергея Донского с Министром иностранных дел Монголии Л.Пурэвсурэном, назначенным новым сопредседателем Российско-Монгольской Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству (МПК).

Последним по времени, но не по значимости, событием стали заявления депутатов Великого Государственного Хурала Монголии. Как сообщили «Байкал-Daily» депутаты Лувсанвандан Болд и Зоригт Монхчулуун, строительства Шурэнской ГЭС в Монголии на главном притоке озера Байкал – реке Селенга, не будет.