Волжский каскад

Имея в портфеле несколько публикаций, во многом повторяющих одни и те же доводы, мы построили эту часть Обзора как диалог двух авторов, представляющих полярные точки зрения. Точка зрения «ЗА» наиболее подробно изложена в статьях Александра Григорьевича Сулименко (Свобода Волги – свобода России (101 Kb); Потерянная пойма (223 Kb); Реабилитация реки (208 Kb). Точка зрения «ПРОТИВ» структурировано изложена, прежде всего, в статье «Cпуск водохранилищ Волжско-Камского каскада. Есть ли смысл?», размещенной на странице ОАО «РусГидро» в Живом Журнале, а также в статье д.г.н., зав. Лабораторией гидрологии и гидрохимии ИБВВ РАН А.С. Литвинова

Сулименко: Аргумент №1 - объёмы водохранилищ ежегодно уменьшаются на величину до 1% из-за отложения донного ила (до 4-х сантиметров в год), состоящего преимущественно из отмирающих сине-зелёных водорослей, а также грунта от размыва берегов и отложений из коммунальных и промышленных стоков, что ведёт к постепенному заболачиванию водохранилищ, начиная с мелководий.

РусГидро: этот аспект не рассматривается, вероятно, из-за того, что водохранилища являются федеральным имуществом – СЗ.

Сулименко: Аргумент №2 - на сегодняшний день вода в Волге фактически не пригодна для питья даже после очистки её на специальных очистных водопроводных сооружениях. Коммунальными и промышленными стоками отравлены не только донные отложения, но и сама вода водохранилищ. Самоочищаемость Волги снизилась в десятки раз, и она стала на всем протяжении практически антисанитарным водоемом. Если спускать воду из водохранилища по одной пойменной террасе в год, сопровождая это посевом трав, то донные отложения останутся на месте, а луговая растительность их быстро и надёжно закрепит.

РусГидро: Сейчас водохранилища служат огромными природными отстойниками, в которых очищаются и разбавляются огромные объемы недостаточно очищенных сточных вод. Без этого эффекта Волга превратится в сточную канаву, вода из которой будет непригодна для использования.

Сулименко: Аргумент №3 - уникальное рыбное хозяйство Волги, которое когда-то давало стране 20% всей речной рыбы, утрачено, но на сегодняшний день его ещё можно возродить.

РусГидро: Для компенсации проблемы с нерестилищами осетровых еще в советское время были построены рыбоводные заводы, работающие вполне эффективно. В настоящее время численность осетровых лимитируется не плотинами, а неумеренным выловом, в первую очередь, браконьерским.

Сулименко: Аргумент №4 - в результате сооружения водохранилищ только абсолютные потери земли составляют около 4,8 миллиона гектаров; есть еще и потери земель, которые утратили или сильно снизили свою продуктивность - до 8 миллионов гектаров; за последние 50 лет только от переформирования берегов на водохранилищах потеряно более 70 тысяч гектаров земли.

РусГидро: Сейчас в России одной только пашни заброшено и не используется более 40 млн.га. Еще больше не используемых пастбищ – по некоторым данным, более 70 млн.га. Т.е. в России имеются огромные площади не используемых земель, плюс большие резервы по увеличению продуктивности используемых угодий.

Сулименко: Аргумент №5 - Россия и Волга с древних веков неразрывно связаны между собой. Одну без другой невозможно себя представить. И несвобода Волги символизирует сегодня несвободу России. Заковав Волгу в бетонные кандалы, Россия тем самым утратила свою былую свободу, и вернуть ее – наш долг перед потомками.

РусГидро: для энергетиков этот аргумент – не аргумент, поэтому и не рассматривался – СЗ.

РусГидро: Аргумент №1 - Волжско-Камский каскад – это около 11 ГВт мощности и 35-40 млрд.кВт.ч. выработки электроэнергии. Причем не простой электроэнергии, а остродефицитной пиковой, очень активно используемой для покрытия нагрузок в Единой энергосистеме. Чтобы их заменить, придется построить тепловую (на угле) либо атомную станцию мощностью 5000 МВт (для компенсации выпадающей выработки) плюс несколько гидроаккумулирующих электростанций мощностью около 11-12 ГВт (для компенсации выпадающей маневренной мощности).

Сулименко: мощность Волго-Камского каскада – всего 3% от энергопроизводства страны, тогда как Президент России на одном из совещаний, транслируемых по ЦТ, поставил задачу добиться экономии электроэнергии за счет модернизации аж на 30%. Так что, если в рамках решения этой задачи, – просто перераспределить потребление, то все ГЭС можно остановить без потерь.

Тематическое сообщество: Обзор «ГЭС и регулирование частоты» показывает, что ГЭС не дают энергосистемам значимых преимуществ в общем первичном регулировании частоты.

РусГидро: Аргумент №2 - водохранилища обеспечивают работу речного транспорта – если убрать водохранилища, то глубины на Волге уменьшатся с имеющихся 4 м до 2 м в нижнем течении и 0,5 м в верхнем. Соответственно, судоходство по всему Волжскому бассейну остановится.

Сулименко: речной транспорт постепенно теряет своё значение, замещаемый другими видами: так объём перевозок речным флотом уменьшился до 142 миллионов тонн в 2012-м году против 650 млн. тонн – в 50-е годы. И речные суда нужно строить не такие, какие хотят транспортники, а какие позволяет река: тогда суда на подводных крыльях или на воздушной подушке могут снова занять утраченные позиции.

Тематическое сообщество: в целом эта проблема освещена в Обзоре «ГЭС и водный транспорт» Не всё так безоблачно, как пишут коллеги из РусГидро.

РусГидро: Аргумент №3 - очень велика роль водохранилищ в обеспечении надежного водоснабжения; без водохранилищ придется переустроить системы водоснабжения, обеспечивающие миллионы человек и множество промышленных предприятий.

Сулименко: о качестве волжской воды – см. Аргумент №2. Так что переустройство системы водоснабжения и водоотведения неизбежно.

РусГидро: Аргумент №4 - водохранилища обеспечивают орошение более 2 млн.га земель.

Сулименко: бесплатная мелиорация безвозвратно ушла в прошлое; тарифы на электроэнергию сегодня таковы, что ни о какой мелиорации и думать невозможно: тысячи насосных станций, качавших когда-то воду из водохранилищ, заброшены, разграблены и сданы в металлолом.

РусГидро: Аргумент №4 - водохранилища имеют значительное противопаводковое значение, срезая пики высоких половодий и уменьшая таким образом величину максимального подъема воды. В результате, в нижних бьефах гидроузлов застройка (очень часто незаконная – СЗ.) во многих случаях подошла к урезу воды.

Сулименко: что касается наводнений, то они, наоборот, стали чаще случаться именно после создания водохранилищ. Например, в Астраханской области зимние паводки стали обычным и регулярным явлением: бедная рыба, которая еще осталась в дельте Волги – не знает, куда ей деваться, когда зимой идет паводковая вода. То есть энергетики выжимают из Волги все, что могут.

РусГидро: Аргумент №5 - земли дна водохранилища будут представлять собой довольно безрадостную картину. Большая часть дна занята песчаными и илистыми отложениями, в том числе загрязненными сточными водами. На немалых площадях размещен затопленный лес или пни от сведенного леса. Часть территории окажется заболоченной. Использование таких земель в каких-либо целях без дорогостоящей рекультивации невозможно, кроме того, без немедленных мероприятий по закреплению начнется их быстрая эрозия, как водная, так и ветровая (пыльные бури). На этих землях будет отсутствовать какая-либо инфраструктура. Не будет дорог, мостов, линий электропередач, связи, водопровода, населенных пунктов – просто пустыня.

Сулименко: у нас нет опыта реабилитации, и придется нарабатывать его. Но этот опыт есть за рубежом (см. Раздел 4.2.), а в России есть научный потенциал, достаточный для его творческого осмысления и применения. Ясно, что спуск должен быть постепенным, и что уже в первый год освободившиеся земли, после соответствующей обработки, должны быть засеяны многолетними травами; а там и до лесовосстановления дойдет.