Резюме обзора

Участники заседания отметили, что сооружение плотин наносит многофакторное, преимущественно негативное, воздействие на водные биоресурсы, на видовое разнообразие, в первую очередь на состояние популяций проходных и полупроходных рыб. Так, вследствие сооружения волжско-камского каскада ГЭС, площадь нерестилищ для осетровых рыб сократилась до 11-13% от первоначальной, что является одной из главных причин катастрофического состояния популяции осетровых на Каспии. К этому пункту резюме уже после его рассылки было сделан дополнительный комментарий, который хотя и отсутствовал в докладах, но представляется нам существенным: «При этом следует отметить, что с конца девяностых годов прошлого века осетры не подходят к Волгоградскому гидроузлу не только в связи с его существованием, но в том числе из-за беспрецедентного по масштабам браконьерства на Нижней Волге. Именно эта причина стала главной при обосновании целесообразности переоборудования волгоградского рыбоподъемника в осетровый рыбзавод».

Различие интересов водопользователей, в т.ч. рыбного хозяйства, выше и ниже плотин, географическое разнообразие типов рек и гидротехнических сооружений (далее – ГТС), а также изменчивость режимов стока в разные годы, затрудняет создание универсальных (унифицированных) требований к проектированию ГТС и управлению режимами попуска через уже существующие плотины. Соответственно, органы управления рыбным хозяйством не имеют оформленных и нормативно закреплённых требований к режимам строительства и эксплуатации ГТС. В условиях, когда нет чётких алгоритмов принятия решений, осуществляемое при доминирующей роли гидроэнергетиков определение норм допустимого воздействия, изъятия и трансформации стока, является профанацией, не обеспечивающей даже минимальных потребностей биоты. На Волго-Камском каскаде в нерестовый период гидроэнергетики поддерживают «рыбохозяйственную полку», сроки, продолжительность и расходы воды которой, а также график прохождения паводка по всему каскаду должны определяться совместно, в том числе и с участием Росрыболовства.

На всех модифицированных человеком реках (особенно на нижних ГТС в каскадах) необходимо приблизить гидрологический режим к естественным показателям по объемам стока в основные сезонные фазы, скорости подъема и спада уровня, амплитуде суточной и недельной пульсации стока, химическому составу и температуре. Сближение параметров попуска с естественным режимом требует комплекса организационных мер. Необходимо повысить надёжность прогнозов паводка, обеспечить минимизацию суточных и недельных колебаний уровня в период нереста (за счёт перераспределения нагрузок на другие ГЭС, ГАЭС и иные станции способные быстро реагировать на пиковые нагрузки). Необходимы проектно-технические решения, предусматривающие возможности для гибкого изменения уровней воды, в том числе в форме создания контррегуляторов или использования в этом качестве нижних ГЭС в каскадах. Оптимизация рыбохозяйственных и противопаводковых функций ГТС (особенно на востоке страны) требует недопущения застройки пойм, разблокирования сезонных водотоков от искусственных дамб и дорожных насыпей, что позволит предупреждать ущерб при использовании пойм как естественных противопаводковых емкостей. В настоящее время существуют инновационные технологии по организации нереста в водохранилищах, не зависящего от колебаний их уровненного режима.

Конструкция новых ГЭС не должна препятствовать оптимизации экологических параметров. Плотины, тип, размер и количество турбин, конструкции и местоположения водозаборов, водосбросов и прочее оборудование должны обеспечивать гибкое варьирование режимами стока, должный напор, качество и температуру воды.

В створах, считающихся перспективными для гидростроительства, необходимо предварять процесс проектирования организацией квалифицированного многолетнего гидро-экологического мониторинга для определения оптимальных режимов попуска и учета связанных с ними ограничений в оценках экономической эффективности проектов.

Для организации подобного мониторинга и проработки способов минимизации негативных экологических и экономических последствий развития Нижнего Приангарья на совещании предложено введение моратория на завершение строительства Богучанской ГЭС для оптимизации проектных решений, в том числе с социально-экологических позиций.

В общем случае необходимо ввести в повседневные правила и нормы эксплуатации ГЭС «холостой» сброс для обеспечения тех или иных социально-экологических нужд. При эксплуатации ГТС предусмотрен обязательный, согласованный с рыбохозяйственными и экологическими органами санитарный попуск. Для существующих и проектируемых ГТС необходимо определить порядок, при котором собственник водных ресурсов (государство) и собственник ГТС делят ответственность и материальные издержки за соблюдение норм допустимого воздействия, изъятия и трансформации стока.

Поддержание рыбопродуктивности и рыбохозяйственного значения существующих водохранилищ предъявляет к управлению гидрорежимами специфические требования, которые могут отличаться не только от интересов гидроэнергетики, потребностей коммунального хозяйства, транспорта, но и от требований рыбного хозяйства в нижних бьефах. Оптимизация рыбного хозяйства водохранилищ в большей степени, чем в нижних бьефах, может осуществляться с использованием технических средств (отсечение заливов, размещение оголовков водозаборов вне районов нерестилищ и литоральной зоны, создание рыбозащитных и рыбопропускных сооружений, формирование рыбоспускных систем для сбора и отвода покатников в обход ГЭС и т.д.). Такого рода проблемы требуют создания устойчивых и влиятельных систем согласования интересов природопользователей всего бассейна.

Специфической проблемой рыбного и водного хозяйства на водохранилищах, удовлетворительного решения которой пока не найдено, является эвтрофикация, особенно вспышки размножения сине-зеленых водорослей. Заслуживают внимания и экспериментальной проверки предложения по химическому подавлению размножения сине-зеленых водорослей с использованием перекиси водорода. Помимо этого, необходимо проводить инновационные мероприятия по экологическому и рыбохозяйственному обустройству водохранилищ, обеспечивающие улучшение качества воды и повышение их биопродуктивности.

Представленный в ходе обсуждения обзор мировой практики, показал значительный прогресс в наработке алгоритмов сопряженного бассейнового планирования работы старых, размещения новых ГТС и охраны природы целых речных бассейнов. В лучшей мировой практике есть примеры комплексного планирования постепенного снижения общего негативного воздействия плотин на бассейн и восстановление нарушенных речных экосистем, в т.ч. за счёт демонтажа (или модификации) неэффективных ГТС, наносящих ущерб биоте, а часто и представляющих опасность для общества. Элементами таких планов являются отказ от трансформации наиболее ценных участков водных и долинных экосистем, поддержка бассейновых мероприятий по охране водной биоты и создание ООПТ за счет доходов от гидрогенерации.

Сравнение отечественных реалий с передовой мировой практикой показало, что отставание России в средствах оптимизации экономической эффективности и экологической безопасности при планировании бассейновых схем развития определенно связано с дефицитом переговорной культуры и доминированием вертикальных схем управления, на основе монопольного положения гидроэнергетических комплексов и связанных с ними органов власти. Без сбалансированного взаимодействия местных органов власти, гидроэнергетического бизнеса, органов управления энергосистемами, органов управления водными ресурсами, местных общин, компаний в сфере водного транспорта, рыбохозяйственных компаний и природоохранных организаций невозможно реализовать в России лучший мировой опыт организации бассейнового управления.

Только в конструктивном диалоге могут быть найдены компромиссные решения по «экологическому» попуску на уже существующих ГЭС, оптимизации проектируемых ГТС (например, замене проекта низконапорного гидроузла вариантом третьей нитки Городецкого шлюза, снижению проектных отметок Богучанской ГЭС, отказу от подъема уровней Чебоксарского и Нижнекамского водохранилищ).

Участники Заседания надеются, что взаимодействие всех заинтересованных сторон позволит найти альтернативные варианты энергетического развития и отказаться от наиболее одиозных для водных экосистем проектов гигантских ГЭС, таких как Эвенкийская на реке Нижняя Тунгуска.