Шелковый путь: мобилизация стратегического преимущества — китайской коммуникабельности

Первоначально, в рамках компенсационного понимания, казалось, что Шелковый путь — блеф, потому, что сколько бы ресурсов в Китае не было, этих ресурсов на такую махину никогда не хватит. Но позже стало ясно, что Шелковый путь может работать как мобилизационная система, снежный ком, который каким‑то образом либо привлекает новые ресурсы, либо увеличивает эффективность процессов. Тогда всё новые и новые порции ресурсов от инициатора проекта в какой‑то момент уже не потребуются, и он заработает за счет вовлечения ресурсов других игроков, в том числе до сих пор недоиспользуемых. Но есть еще возможность задействовать производство ценностей нового типа — нематериальных в самой своей основе.

Последние 3 года насыщение рынка материальных продуктов больно бьет по традиционной экономике, в частности ясно насытился спекулятивный строительный рынок. Сейчас обеспеченность китайцев жильем лучше, чем европейцев, им больше не надо. В Китае уже производится каждый четвертый автомобиль в мире — при том, что Китай — это примерно и четвертая часть населения. Что возить по Шелковым путям, когда мир насытился вещами? Производство информации и средств работы с ней (раньше тиражей книг, потом радиоприемников и ТВ, еще позже компьютеров и гаджетов, а завтра речевых переводчиков, навигаторов по интересам всех людей мира…) не насыщается! Внучка, научившая бабушку на другом конце страны разговаривать по бесплатному Скайпу несколько часов в день, производит нематериальную ценность, которую мерить не умеют и в статистике не отражают.

Чтобы успешно конкурировать в этой системе, тем, кто не успел насытиться материально, придется перескакивать на информационную стадию, не закончив делать для себя должное число автомобилей, квадратных метров жилья и т.д. Ведь чтобы произвести то, что купят ушедшие вперед страны, нужны люди с такой же, как в этих странах или более высокой интенсивностью коммуникаций. Такую «рабочую силу» получить невозможно без нарастающего информационно‑культурного обмена, включая профессоров, студентов, разговоры внучек с бабушками и «всех со всеми».

Главным конкурентным преимуществом вновь станет невероятная коммуникативность китайцев, позволявшая еще в средние века в считанные поколения распространять по всему Китаю изобретения, сделанные в какой‑то его части. Сейчас, когда конечные продукты и средства их создания стремительно уменьшились в масштабе (вплоть до микро, нано) или вообще нематериальны, массовый китайский бизнес в основном мелкий (19 человек в среднем в компании) получит возможность стремительного распространения инноваций.

Шелковый путь предполагается как система взаимоотношений Китая и Евразии, средством производства и продуктом которых станут коммуникативные инструменты. Инфраструктура — лишь подспорье. Так как система современных взаимоотношений в первую очередь строится на торговле, обмене капиталом, логистике транзитных потоков, естественно, что транспортная инфраструктура будет важным условием развития. Везде, где подразумеваются эти взаимоотношения, материальная транспортно‑логистическая инфраструктура будет совершенствоваться с участием в первую очередь бизнеса страны, на территории которой она находится. Просто транспортные коридоры мало что дадут, если не развивать эту мягкую инфраструктуру — умение работать с идеологическими и коммуникационными процессами и продуктами.