Ситуация с инвестициями – мозаика фактов и артефактов

Все более удлиняющиеся периоды развития без роста неизбежно ведут к отказу больших контингентов людей от увеличения ими нормы накоплений (запас на чёрный день). Напротив, возрастающая неопределенность будущего, в совокупности с опытом гиперинфляционной потери сбережений, поощряет мотивации немедленной траты заработанного.

Значительные накопления при малой их норме более доступны государствам, собирающим налоги, пошлины, акцизы с самого широкого круга финансовых потоков. Соответственно, в пуле инвестиционных ресурсов, ищущих применения по всему миру, какое-то время будет увеличиваться доля накоплений, сформированных и управляемых с участием суверенных государств или их объединений. Государственных экономик, способных инвестировать много и надолго – в мире всего несколько. В первую очередь, это страны, имеющие значительную природную ренту (поставщики легкодобываемых нефти и газа), а также Китай, до последнего времени не считавшийся с экологическими ограничениями экстенсивного роста, особенно, если удавалось вытолкнуть грязные производства в Африку или в Россию.

На коротком отрезке развития экономики странам доступно искусственное расширение производства за счет государственного спроса на продукцию ВПК, дороги, другие объекты инфраструктуры, достигаемого фактически эмиссией если не денег, то каких-то обязательств перед населением (типа программы “Жилье 2000”), гарантий, пропагандистских стимулов. Директор Института народохозяйственного прогнозирования РАН В. Ивантер даже в современных условиях считает возможным 7% рост экономики за счет государственных инвестиционных программ в авиапроме, атомной отрасли и ВПК. Такой путь формирования инвестиционных ресурсов требует определенной изоляции от мировой экономики, и поэтому сильно зависит от масштабов внутреннего, или общего для группы изолированных экономик, рынка. Однако в глобальной экономике приз в виде возможности печатать нужный для поддержки инвестиций объем денег имеет только один центр – ФРС США.

В России усиление оборонно-инфраструктурно-социальных направлений инвестирования, при увеличении в нем роли государства, обратной стороной имеет углубление (и без того глубокого) дефицита инвестиций в производство товаров. Государство - плохой производитель, а частный бизнес в экономике без роста при падении спроса на свою продукцию также не станет (да и не захочет) репродуцировать уже существующие заводы в других регионах и странах, поддерживая тренд на формирование территориально ограниченных индустриальных кластеров. Эта тенденция к концентрации населения, отмеченная даже по космическим снимкам ночной освещенности, также будет работать и на снижение удельного материального потребления, снижая потребности в энергоресурсах. В мегаполисах и компактных городах близкое соседство жителей с разным уровнем доходов обеспечивает социальную утилизацию товаров, функционально пригодных к использованию, но уже не устраивающих более состоятельных потребителей. Этот процесс в крупных центрах также работает и на сокращение общего потребления самых разных товаров, от автомобилей до хлеба.

Очевидно, что в экономике без роста бизнес (предпринимательство) в реальном секторе производства столь же ограничен в части возможностей самостоятельного накопления средств для инвестиций, как и население. Снижение нормы накоплений, в пределе - до уровня текущей амортизации (износа) основных фондов, для частного бизнеса предопределяет тренд от инвестиций «в стены и плотины» к более дешевым и эффективным инвестициям в смену оборудования. Вследствие этого на множестве площадок производственное строительство или реконструкция перейдет в формат вечного ремонта и пошаговой модернизации уже существующих мощностей. Этот же тренд будет поддержан и в потреблении – от ежегодной покупки новых электронных устройств к их периодическому ап-грейду. Такая цепочка уже складывается на рынке автомобилей: автопром-автосервис-социальная утилизация гнилых авто. По этой же схеме уже пытаются действовать в России и гидростроители…

“Легче и дешевле нарастить высоту плотины и мощность (Чебоксарская, Богучанская), несмотря на букет вреда для природы и людей…”

В.И.Готванский, к.г.н., действительный член Русского географического Общества

Через преобладание инвестиций в смену оборудования будут расширяться интеллектоемкие преобразования производства, в т.ч. совершенствование бизнес-схем управления. Одной из перспективных для экономики без роста является схема инвестирования в энергоэффективность с использованием энергосервисных перфоманс‑контрактов. Этот инструмент инвестирует не в создание новых объектов, а в повышение эффективности уже существующих. В энергосервисных контрактах основой возврата средств инвестора выступает снижение затрат на потребление топлива, электроэнергии, тепла, воды и других постоянно расходуемых ресурсов. Объектами инвестирования в перфоманс‑контрактах чаще всего являются непроизводственные фонды или универсальные элементы производственного комплекса (освещение, отопление, вентиляция). Наконец, такое инвестирование является существенно меньшим по требуемым валовым объемам, чем строительство любого нового объекта.

Сжатие предложения инвестиционных ресурсов для новых производственных проектов активизирует поиск форм привлечения средств, ориентированных на модернизацию производств. Частные фонды и банки будут лихорадочно изобретать и выводить на рынки новые инструменты мотивации к накоплениям, плодя риски банальных пузырей. Некоторым из этих новаций будет суждено стать нормой уже в ближайшие десятилетия. В южной Азии и в Африке активно развивается инструментарий микрофинансирования. Начаты банковские эксперименты со схемами накопления, подстраивающимися под иррациональное экономическое поведение - импульсивное, эмоциональное, творческое. Определенно будут шансы на массовое распространение схем краудфандинга. С какого-то момента даже государство пытается использовать эту тенденцию для аккумуляции ресурсов если не “голодающим Поволжья”, то подтопленцам Приамурья.

Определенно, такое развитие соответствует по признакам кризисному перерождению, т.е. периоду, в который рождается принципиально новая система финансирования развития. Элементами такого финансирования могут стать не накопления, а оперативное использование оборотного капитала, иррациональное финансирование (не “нужного”, а “понравившегося”), жертвование, социальная утилизация некритичных излишков. Еще один признак революционного переворота в финансировании – феномен отрицательного процента за хранение денег в ЕЦБ. Отрицательный банковский процент по депозитам означает смену источников инвестиций с накоплений на прибыль, что меняет всю логику инвестиционного процесса. Для строительства стен и плотин необходимы большие накопления или долгосрочные надежно обеспеченные кредиты, а для модернизации сгодятся и подручные (оборотные) средства: заработал и вложил.