3.3. Классификация и свойства кризисов

Выше уже было подмечено, что смена одной «схемы развития» на другую, то есть качественное преобразование в развитии системы, воспринимается как кризис. Действительно — с общетеоретикосистемной точки зрения кризис — это качественные изменения в системе — появление новых или исчезновение старых элементов, отношений, законов композиции. Что нового дает это определение и чем оно отличается от традиционного?

Привычное (расхожее) понятие кризиса, подразумевающее ухудшение каких-либо количественных показателей, по сути субъективно. Его применение требует введения пороговой шкалы (ниже которой кризис, а выше еще не кризис), выработки единых критериев сравнения (кому хуже — шахтерам или учителям) и решения еще массы столь же неоднозначных задач. Как показывает опыт, все эти задачи просто не могут найти разумного практического решения, поэтому каждый решает их по-своему.

Определение кризиса как качественного преобразования однозначно и объективно, так как не привязано к проблеме формирования критериев «ухудшения-улучшения». Если в системе зарегистрировано коренное преобразование (что-то было, а затем исчезло или вдруг появилось что-то принципиально новое) — это кризисная точка. Двух мнений, в отличие от прежнего случая, здесь быть не может. В этом отношении ОТС-определение кризиса совпадает с математическим понятием катастрофы, существующем в соответствующих теориях.

Системное понятие кризиса приводит еще к одному важному, но во многом непривычному выводу, имеющему отношение к типологии кризисов. Дело в том, что качественные изменения в системе могут быть не только отрицательными (что-то исчезает), но и положительными (что-то, наоборот, появляется). Мы привыкли ассоциировать с кризисом только первый случай, когда у нас на глазах что-то «разваливается» или становится «совсем плохо». И поэтому с трудом воспринимается тот факт, что появление чего-либо нового — это тоже кризис. Однако с системной точки зрения оба варианта абсолютно равноценны и, как показывает практика, в обоих случаях поведение систем в кризисной точке одинаково. Первый тип кризиса (когда что-то исчезает) получил название деструктивного, второй тип (что-то появляется) — конструктивного кризиса.

Вспомним момент, когда в США рухнула система деривативов. Вряд ли кто станет сомневаться, что в этом случае в финансовой системе этой страны, да и мира в целом, мы имели подлинный кризис. С системной точки зрения здесь также налицо все признаки кризиса — рынок потерял уникальный финансовый инструмент, деструктивный характер кризиса не вызывает сомнений.

Однако, вспомним не столь уж далекое прошлое, когда появление в обороте деривативов считалось удачной финансовой схемой, позволявшей решить кучу проблем, и уж никак не ассоциировалось с кризисом. С системной точки зрения это был типичный конструктивный кризис. Финансовая система страны обрела принципиально новый инструмент, но это, опять же, не воспринималось как кризис. Разрешились многие проблемы, стало в чем-то лучше — какой же это кризис? Тем самым, невосприятие конструктивного типа кризисов — проблема исключительно психологическая (или даже терминологическая). Кризис может приводить не только к ухудшению, но и к улучшению ситуации.

Это следующий вывод, который чрезвычайно важен при планировании управляющих решений. Создавая в системе что-то принципиально новое (неважно, будь то деривативы, новая валюта, отрасль производства и т.д.), следует отдавать себе отчет в том, что этим самым управляемая система искусственно вводится в кризис. При этом необходима тщательная предварительная проработка возможных последствий этого действия, предполагающая знание не только собственной предметной области, но и общих закономерностей протекания кризисных процессов.

Несмотря на отмеченные типологические различия, всем кризисным процессам присущи сходные черты, что дает определенные основания для их диагностики и прогнозирования. Полная количественная теория кризисов пока еще далека от завершения, поэтому сегодня можно уверенно описать лишь основные свойства кризисных процессов и предложить отдельные алгоритмы для их диагностики. Итак, основные свойства.

1. Прежде всего, следует отметить, что смена «схемы процесса» в первую очередь затрагивает системы управления — старые управляющие механизмы уже ослаблены и исчезают, новые только формируются и не окрепли. В этих условиях, независимо от того, какой была старая система и какой будет новая, сама система, будучи «предоставлена самой себе», ведет себя наиболее «естественно», то есть в соответствии с самыми общими законами развития, знание которых делает ее поведение в какой-то мере предсказуемым.

Более того, здесь следует отметить, что для управляемых систем кризис — это чуть ли ни единственный момент в их развитии, когда можно достоверно прогнозировать их будущее. В теории прогнозирования известен парадокс, заимствованный от советских плановиков 1930-х годов американцами при разработке Лунной программы — управляемые системы в принципе не прогнозируемы! Поведение управляемой системы целиком зависит от нас (куда хотим — туда и воротим), поэтому проблема прогнозирования системы по своей сути сводится к прогнозированию нашего поведения. А, как известно, чужая душа — потемки...

Кризисное ослабление управления для таких систем будет означать существенное снижение субъективных факторов и повышение роли общих законов функционирования и развития. Если знать эти законы, то можно прогнозировать будущее системы, причем, именно в кризис, как бы парадоксально это ни звучало.

Иными словами, достоверно прогнозировать можно именно саморазвитие ситуации при отсутствии управления, а когда ситуация управляема, человеку, играющему, например, на фондовой бирже куда как выгодней полагаться на конфиденциальную информацию о планируемых управленческих решениях, получаемую за деньги от чиновников или иных инсайдеров.

2. Ослабление старой схемы отношений приводит к тому, что в системе существенно возрастает разнообразие. Это происходит за счет повышения доли «периферийных», окраинных подсистем, ранее встречавшихся редко (уродства, отклонения), и размывания «ядра» из преобладавших до того подсистем (составлявших «норму»). Порождая широкое разнообразие структур, система тем самым как бы «ищет» селективно ценную, которая в новых условиях и станет доминантой.

3. Точка кризиса по свойствам сходна с моментом фазового перехода (вспомним модель «сингулярности» А.Д. Панова) — все состояния равновероятны, возможны бифуркации в любом направлении. Причиной их могут послужить даже случайные внешние факторы, выступающие как своеобразные «ядра кристаллизации». После возникновения последних процессы идут лавинообразно и завершаются в короткие сроки. Поэтому любой кризис всегда быстротечен в сравнении с последующими периодами бескризисного развития.

Особенного внимания заслуживают «ядра кристаллизации» как основные спусковые механизмы кризиса. (Помните — «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков...»). Это — мощнейшие нелинейные механизмы управления, не имеющие себе равных с точки зрения энергозатрат — достаточно в нужный момент внести необходимые «ядра кристаллизации», а все остальное система «сделает сама». Очевидно, что в роли спусковых механизмов могут выступать не только заранее спланированные действия, но и ошибки управления, а, зачастую — и просто случайные факторы. Более того, даже в случае заранее спланированных действий велик риск получить неадекватный результат. Это связано с тем, что в сложных системах практически никогда не удается просчитать все возможные последствия и иногда даже случайный фактор в определенный момент может оказаться сильнее управляющего воздействия.

Можно ли прогнозировать кризис? Теоретически — да, можно. Можно даже вводить систему в управляемый кризис и получать на выходе желаемое состояние. В металлургии давно пользуются фазовыми диаграммами для получения нужных сплавов, физики успешно используют свойства точки Кюри для получения веществ с заданными магнитными свойствами. В принципе кризисными процессами мы уже умеем управлять, и у нас неплохо получается. Однако есть одно существенное препятствие — сложность системы.

Социальные и экономические системы на много порядков сложнее физических растворов и расплавов. Они намного слабее изучены, точный математический аппарат для их описания отсутствует. Именно по этой причине точно спрогнозировать или реализовать управляемый кризис на сегодняшний день практически невозможно. Кроме того, в отличие от простых физических систем, здесь намного сложнее поставить эксперимент, а в случае неудачи повторить его, слегка изменив параметры...