История создания фондовых индексов ERAX

Перед стартом ERAXа в 2007 г. мы провели «слепое» тестирование динамики цен лидеров еще не объявленного рейтинга, его аутсайдеров и середняков.

До объявления рейтинга и две недели спустя цены во всех трёх группах менялись синхронно с рынком. Спустя две недели зафиксирован рост цен на лидеров и спад у аутсайдеров. Задержка в 2 недели — признак игры иностранных участников биржевых сделок. Для иностранцев наша оценка была новой. Надо было её перевести и осмыслить.

Другой пример внимания игроков к нашим оценкам. Стоило нам пропустить дату выпуска рейтинга (команда как раз переходила в Интерфакс) и линии сошлись.

Потом отрыв восстановился и в конце 2019 года составлял почти 40%.

На конференции по прозрачности нефинансовой отчетности российских компаний Максим Худалов (АКРА), представил похожий график Morgan Stanley Capital International — фондовый индекс в котором вес акции компании зависит от капитализации и количества акций в обращении. Те же два графика – рынок и лидеры ESG критериев. Кстати и год старта индекса как и у нас — 2007, только “Морган Стенли” начинал мониторинг в сентябре, а АНО «НЭРА» (предшественник Интерфакс-ЭРА и экологического рейтингового агентства «ЭРА») – в мае. Оба мониторинга показали опережающий рост цен акций ответственных компаний.

Отличие ERAXа было лишь в период финансового кризиса. Цены на акции компаний лидеров эколого-энергетической эффективности давали самый большой прирост. На пике кризиса их акции шли на 55% выше рынка. Этого эффекта не зафиксировано при сравнении просто по социальной ответственности, к которому обращалось АКРА. Во время краха финансовой системы и неопределенности с ценой денег именно физическая эффективность бизнеса была той гаванью, в которой игроки биржи предпочитали пережидать финансовый шторм.

Это направление деятельности команда агентства продолжает развивать. Нами подготовлены к запуску еще несколько биржевых индикаторов, в частности ERAX-инвестор, который отражает не цену активов, а перераспределения объемов вклада инвесторов между компаниями с высокой или низкой эффективностью. Предпочтения инвесторов части технологической эффективности выбираемых ими компаний выглядят весьма тревожными.

Второй график показывает, что, не смотря на ESG-риторику об ответственном финансировании, большинство игроков перекладывает свои деньги в малоэффективные (в т.ч. низко технологичные) сегменты производственной экономики. Совершенно точно, что эти действия инвесторов нельзя считать поддержкой технологичных сегментов рынка. Скорее это напоминает продолжение линии на экономические санкции. Хотя возможно, что в таком поведении нет «ничего личного — только бизнес». Просто идет игра на ожидание роста цен малоэффективных компаний, масштаб которого предполагается более значительным из-за низкой технологической базы.

Эксперты агентства «ЭРА» не игроки фондового рынка, поэтому самостоятельно трактовать эти результаты мы не беремся, но можем в цифрах предъявлять их финансовым профессионалам. Пусть уже они ориентируют экономику на устойчивое развитие. Только надо действовать осторожно. Управление устойчивым развитием экономистам и финансистам, специалистам по PR и IR все же нельзя полностью доверять. Дефицит фундаментальных знаний и самонадеянность людей, мыслящих только деньгами, очень опасны при принятии решений, затрагивающих жизнеспособность планеты. В таких решениях надо понимать физический и экологический смысл действий, бездействий и противодействий.