Сравнение энергоэффективности российских компаний. Ошибки и уловки

Как компании заставили раскрываться.

После серии примеров с казусами и ошибками при международных сравнениях энергоэффективности не так обидно разбирать примеры, почерпнутые нами из отчетности компаний российских. В России раскрытие бизнесом отчетности по показателям энергопотребления и воздействий на природную среду — это замысловатая история. Два десятилетия бизнес при поддержке бюрократии защищал конфиденциальность этой информации. Идущую по стандартной процедуре межведомственных согласований Концепцию публичной нефинансовой отчетности (подготовленную Минэкономразвития и прошедшую первое визирование в аппарате Правительства), мурыжат уже третий год и конца не видно.

Брешь в этой круговой обороне с подачи Интерфакс‑ЭРА удалось пробить Д.А.Медведеву. На его встрече с экологами в кремлевском скверике 8 июня 2011 г. я предложил раскрывать в отчетах акционерных обществ одну страничку данных, пообещав, что далее информация сама начнет работать на повышение энергоэффективности экономики. Медведев идею поддержал, но не стал оформлять её поручением, а просто поместил видеозапись разговора в свой блог. Она и сейчас там висит.

И все заработало! Всего 4 месяца спустя (4 октября 2011 г.) Федеральная служба по финансовым рынкам выпустила приказ N 11‑46/пз‑н (ныне действующий в редакции от 24.04.2012) который пунктом 8.2.3. задавал форму раскрытия в годовых отчетах ОАО «Информации об объеме использованных в отчетном году видов ресурсов». ВСЁ! Сейчас порталы раскрытия отчетности, самый крупный и быстро работающий из которых создан Интерфаксом, засыпаны десятками тысяч годовых отчетов с необходимыми для анализа данными.

Непонимание физического смысла — источник ошибок и лазейки для подтасовок.

К сожалению, в приказе ФСФР была рекомендована не совсем корректная форма таблицы показателей потребления ресурсов, допускающая и двойной счет энергии, и выпадение отдельных компонентов энергопотребления. Стал вопрос о системной оценке качества этой махины цифр, о таком анализе, чтобы у инвесторов и экологов даже в бреду не возникало сомнений в объективности полученных результатов.

Но проблемы «подкрались» из той же сферы, что и при мировых сравнениях — обнаружилась расплывчатость понимания сути устойчивого развития и неспособность сотрудников компаний и консультирующих их аудиторов из солидных консалтинговых фирм к работе с фундаментальными данными. Следствием непрофессионализма составителей отчетов и помогающих им консультантов является некорректность измерения и расчета ключевых показателей, ошибки в интерпретации результатов энергетического и экологического аудита, ничего не значащие рейтинги и реально ничего не отражающие аналитические исследования. Примеров в конкретных отчетах заводов, железных дорог или НПЗ множество. Экономисты и финансисты, простые и главные бухгалтеры, отвечающие в компаниях за оформление отчетности, но не знающие ни теплофизики, ни экологии выдают такие цифры, что хоть стой, хоть падай!

Показатель общего потребления энергии формально не вызывает особых вопросов у специалистов. Однако, когда энергопотребление складывается из нескольких компонентов, обнаруживаются трудности с пониманием сути. В силу того, что в разных технологических процессах энергия участвует в разных формах (топливо, тепло, электроэнергия, поток воды в ГЭС…), потом еще она преобразуется из одной формы в другую (топливо в тепло, поток воды в электроэнергию…), передается другим потребителям (по тепло‑, электросетям), при этом частично в этих сетях теряется — надо, хотя бы схематично, пояснить, что считается энергопотреблением конкретного предприятия и как оно определяется.

Наибольшее количество первичной энергии поглощает теплоэнергетика в виде сжигания разных видов топлива. Однако энергетический эквивалент сожженного на ТЭЦ, ГРЭС, в котельных газа или угля нельзя прямо считать энергией, потребленной этими станциями. Энергия сожженного топлива преобразуется в тепло (Гкал) и/или электроэнергию (кВт*час), которые передаются множеству потребителей. Реально на электростанциях и котельных безвозвратно истраченной (конечно потребленной) является энергия равная разнице между энергетическим эквивалентом сожженного топлива (тут) и эквивалентом тепло электроэнергии, отпущенной потребителям по электрическим проводам или трубам теплоцентралей. В этой разнице сидит и КПД котлов (турбин), и потери в пристанционных сетях, и затраты на собственные нужды станции. Суммарное энергопотребление генерирующих компаний определяется по разнице между энергосодержанием израсходованного топлива и количеством энергии, переданной во внешние электрические и тепловые сети. Это уточнение находится в соответствии с рекомендациями отраслевого приложения к стандарту GRI для компаний электроэнергетики. Когда в анкетах, поступивших от теплогенерирующих станций, указано потребление топлива и электроэнергии на собственные нужды, эти значения нельзя прибавлять к значению «топливо минус отпуск энергии потребителям», иначе произойдет двойной счет этого компонента и завышение общей оценки энергопотребления.

Одной из типичных ошибок при заполнении анкет производителями электрической и/или тепловой энергии (ТЭЦ, ГРЭС, АЭС, котельные и т.п.) является указание в качестве продукции всей произведенной энергии, в то время как полезной продукцией является лишь объем, отпущенный потребителям. Таким образом некоторые предприятия «маскируют» потери. Появившийся в анкете с текущего цикла блок «Отпуск энергии внешним потребителям, в т.ч. собственного производства», позволяет избежать двусмысленности при заполнении раздела «Выпуск продукции» у таких компаний.

Конкретные примеры: двойной счет.

Учет тепла и электроэнергии, выработанных в энергосистеме предприятия (на котельной, в собственной ТЭЦ, в системах утилизации тепла от технологических процессов), но переданных внешним потребителям, ведет к ухудшению оценок и систематическим искажениям показателей энергетической эффективности российских предприятий, охотно тиражируемых зарубежными консультантами. Для предотвращения зачета переданной внешним потребителям энергии как израсходованной в процессе производства, в анкете в разделе «Выпуск продукции» с текущего цикла добавлены показатели «Отпуск энергии внешним потребителям, в т.ч. собственного производства». В форме таблицы, рекомендованной для раскрытия информации в годовых отчетах компаний, никаких уточнений о передаче энергии не содержится. Тем не менее мы рекомендуем использовать дополнения из анкеты при публикации годовых, социальных и экологических отчетов компаний.

Именно двойной счет энергии является самым распространенным источником ошибок. Заводская котельная или ТЭЦ сожгла 1000 тонн угля (или млн.куб.м газа, поставленного нашим «национальным достоянием»). Главный бухгалтер указала их в отчетности. А потом в эту же отчетность она внесла потребленные заводом электроэнергию и тепло из этого угля (газа) полученные… и посчитала эту часть энергии два раза! Анкета для предотвращения двойного счета тепла и электричества содержит уточнение «энергии, полученной из внешних источников», а таблица, введенная приказом ФСФР, таких уточнений не содержит. В результате ОАО Таймыргаз в своих отчетах до 2013 года не выделял потребления тепла собственной выработки, а это составляло 95% энергопотребления. Ачинский глиноземный комбинат — также не выделяет в отчетности тепло и электроэнергию, произведенные на собственной ТЭЦ. Нет выделения тепла собственной выработки и в отчете такой компании как Татнефть, самой передовой по КСО! Совет РСПП по нефинансовой отчетности, куда я вхожу, справедливо признал их отчет лучшим в специальной номинации конкурса Московской биржи.

Конкретные примеры: сырье или энергия?

Бывают ошибки (или хитрости) иного рода. Саровский завод ферросплавов с 2013 года исключил из отчета потребление кокса, формально считая его сырьем, а не топливом! Неопределенность понятий сырье‑топливо открывает простор для манипуляций оценками энергоэффективности. Подобные примеры встречаются на химических заводах и НПЗ. Например, Кемеровский АЗОТ сам не может точно сказать, где газ пошел на сырье (переработку в новые вещества), а где в процессе переработки из него образовалось технологически используемое тепло. Без технологов не разобраться, а их, в замасленных и вонючих спецовках длинноногие секретарши, близко не подпускают к порогу чистеньких кабинетов отдела по работе с инвесторами. Разночтения «сырье‑энергия» рождают и «переучет» энергопотребления. Так Пластик Сызрань ошибался «не в свою пользу», когда до 2012 года в отчетах по энергопотреблению показывал расход природного газа, который, в реальности, был сырьем для производства этилена и его преобразования в полиэтилен. Но чаще предприятия занижают энергопотребление. Саратовский НПЗ в таблице потребления энергоресурсов показывает удивительно низкое энергопотребление. Причина открывается, когда докапываешься до спрятанного глубоко и в другом месте показателя «% топлива на технологию». Другие мудрят еще круче. Хабаровский НПЗ не отражает в потреблении ресурсов затраты энергии при переработке давальческого сырья на том основании, что в договор с «давателем» заложен норматив расхода части нефти в технологическом процессе. КНПЗ Роснефть в годовой отчетности отражает тепло и электроэнергию только собственной выработки, а топливо, которое было первично израсходовано на ту собственную выработку (и которое минимум на треть больше суммы произведенного тепла и электроэнергии) — не отражает.

Конкретные примеры: учет газа в структурах Газпрома, нашего «национального достояния».

Газпром‑Ноябрьскнефтегаз указывает выработку тепла котельными, но не отражает количества израсходованного при этом газа — СВОЙ ВЕДЬ, чего его считать! С газом у газпромовцев действительно какие‑то «легкие» отношения, особенно с расходом газа при транспортировке, когда потери энергии происходят не только в виде сжигания голубого топлива, но и в виде потребления на прочие технологические нужды и при технологических потерях, масштабы которых могут сильно превосходить топливное потребление газа в газотранспортной системе. В Краснодарском крае, уже на уровне региона в целом при составлении энергобаланса был вообще феноменальный случай. В баланс включили как «энергопотребление» весь объем поставок в Турцию по «Голубому потоку». Ошибку нашли, но эксперты чуть не поседели.

Конкретные примеры: отчитались за чужое энергопотребление.

Компания Славнефть‑Мегионнефтегаз до 2013 года показывала в отчетности тепло и электроэнергию, суммируя их потребление вместе с энергопотреблением предприятий, которым она оказывала операторские услуги, что приводило к громадному завышению показателя энергоемкости своего производства. Аналогично ошибался и СтавропольКрайгаз. В отчете они верно показали потребление автомобильного топлива только краевой конторы, а вот потребление природного газа суммировали по всем 30 дочерним районным компаниям. ОрскНефтеоргсинтез до 2012 года выделял покупное тепло отдельной строкой… а потом перестал. Видимо, сменился специалист в бухгалтерии или по иной причине эта важная деталь выпала из поля зрения составителей отчета, снижая показатели энергоэффективности. КалугаРемпутьмаш в годовом отчете показал весь потребленный природный газ и только в присланной анкете уточнил, что 50% этой энергии у них ушло внешним потребителям (жилому поселку и социальным объектам) в виде поставок тепла.

Конкретные примеры: ошибки в контуре отчетности.

У ВСМПО в Верхней Салде был весьма показательный пример. Долгие годы они вырабатывали тепло на своей ТЭЦ, правильно показывая в отчетности параметры потребления топлива и тепла. Недавно компания продала (или иным способом вывела за контур отчетности) эту ТЭЦ. Может быть, в экономической части отчета про эту сделку и было написано, но никаких комментариев к энергопотреблению сделано не было, а показатели перестали согласовываться с данными предыдущих лет. Разобраться, когда было собственное тепло, и почему оно стало покупным, удалось только по показателям потребления воды, используемой на предприятии в качестве теплоносителя.

Кстати, ВСМПО‑АВИСМА в годовых отчетах выделяет энергопотребление своих ключевых подразделений (ВСМПО в Свердловской области, АВИСМА в Пермском крае). А вот такая аккуратная в прочих деталях отчетности компания, как Северсталь, не публикует данных энергопотребления даже такого ключевого актива, как Череповецкий металлургический комбинат, хотя до 2012 года присылали аккуратный Эксель файл с отдельными анкетами на 30 своих подразделений.

Конкретные примеры: лингвистические ошибки (польза≠потери).

Особая тема — это оценка энергии, потребляемой в процессе передачи тепла или электричества по сетям. Прямое сжигание топлива у электросетевых компаний часто ограничено лишь автомобильным бензином или дизельным топливом. Для сетевых компаний и предприятий именно сетевые потери составляют основную часть их общего энергопотребления. Именно поэтому в тех случаях, когда в анкетах сетевые компании ограничивались данными о потреблении электричества и/или тепла на собственные нужды и не указывали потери в сетях, мы были вынуждены рассчитывать и прибавлять к этим данным оценку потерь по статистическим данным соответствующего региона.

Среди причин занижения показателей энергопотребления сетевиков есть и «лингвистическая». Таблица, рекомендованная приказом ФСФР для годовых отчетов, оперирует термином «использование», лингвистическую основу которого образует слово «польза». Это ведет к разночтению при учете бесПОЛЕЗНЫХ «потерь». Поэтому в анкете соответствующие показатели именуются как «Расход энергии…» и для однозначности понимания содержат уточнение в скобках «сети — потери в сетях».

Конкретные примеры: размерность и просто невнимательность.

О случаях ошибок в размерностях (тонны‑литры, тысячи‑миллионы) и говорить как‑то неудобно. Но столько этих случаев обнаружено программными средствами проверки данных…! Причем такие ошибки слепо копируются из отчета в отчет по нескольку лет. Нижнекамскшина в 2013 году вместо Гкал, указали тыс. Гкал. СУЭКовские предприятия в Красноярском крае разок перепутали в отчете размерность тепла (Гкал) и тонны условного топлива — и несколько лет эту путаницу тиражировали. Часто бывают опечатки и потеря одной цифры в длинном числе. Так мы долго и тупо смотрели на цифры потребления дизельного топлива Енисейским речным пароходством за 2012 год, пока не просчитали цену (получилось, что лишь 4 рубля за литр), и уже по стоимости солярки в сравнении с 2011 и 2013 годами определили примерный объем её потребления в 2012 году.

Конкретные примеры: опечатка Росстата.

Совсем уж феноменальный пример — это опечатка Росстата, допущенная в таблице коэффициентов для пересчета разных видов топлива в тут по угольному эквиваленту. В Методологических положениях, утвержденных постановлением Госкомстата России от 23 июня 1999 года N 46, в коэффициенте для искусственного доменного газа при издании была пропущена единичка после запятой (вместо 0.143 напечатали 0.43). Опечатку не замечали более 15 лет и многократно воспроизводили, в т.ч. в Интернете. Эта опечатка повышала оценки энергопотребления при использовании этого достаточно редкого энергоносителя более чем в два раза. Мы её обнаружили, когда с технологами разбирались в энергетическом балансе Магнитогорского металлургического комбината.

Коэффициенты пересчета в условное топливо по угольному эквиваленту
  Вид топлива Единицы измерения Коэффициенты
1. Уголь каменный тонн 0,768*
2. Уголь бурый тонн 0,467 *
3. Сланцы горючие тонн 0,3
4. Торф топливный тонн 0,34
5. Дрова для отопления куб. м (плотн.) 0,266
6. Нефть, включая газовый конденсат тонн 1,43
7. Газ горючий природный (естественный) тыс. куб. м 1,154
8. Кокс металлургический тонн 0,99
9. Брикеты угольные тонн 0,605
10. Брикеты и п/брикеты торфяные тонн 0,6
11. Мазут топочный тонн 1,37
12. Мазут флотский тонн 1,43
13. Топливо печное бытовое тонн 1,45
14. Керосин для технических целей тонн 1,47
15. Керосин осветительный тонн 1,47
16. Газ горючий искусственный коксовый тыс. куб. м 0,57
17. Газ нефтеперерабатывающих предприятий сухой тыс. куб. м 1,5
18. Газ сжиженный тыс. куб. м 1,57
19. Топливо дизельное тонн 1,45
20. Топливо моторное тонн 1,43
21. Бензин автомобильный тонн 1,49
22. Бензин авиационный тонн 1,49
23. Топливо для реактивных двигателей тонн 1,47
24. Нефтебитум тонн 1,35
25. Газ горючий искусственный доменный тыс. куб. м 0,143
26. Электроэнергия тыс. кВт.ч 0,3445
27. Теплоэнергия Гкал 0,1486
28. Гидроэнергия тыс. кВт.ч 0,3445
29. Атомная энергия тыс. кВт.ч 0,3445
* Коэффициенты пересчета угля имеют тенденцию ежегодно изменяться в связи со структурными изменениями добычи угля по маркам.

Конкретные примеры: «водохоронилища» и к.п.д. ГЭС.

Еще более неожиданным даже для специалистов энергетиков является корректная оценка реального энергопотребления на ГЭС. Принято считать, что на гидроэлектростанциях затраты энергии ничтожно малы… ну прямо эдакий «экологически чистый» вечный двигатель. Это методологическое заблуждение. Затраты энергии на ГЭС огромны и это энергия подпертой плотиной воды. Энергия подпора является полным аналогом энергии топлива, сжигаемого на теплоэлектростанции. Запасенная в водохранилищах или деривационных срезках русла рек энергия преобразуется в электричество, но не вся... Как тепловая или электрическая сеть теряет часть энергии, так и часть энергии потока воды теряется при прохождении через турбины или в холостых сбросах.

Полная энергия потока воды определяется по среднегодовой величине расхода реки (куб. в секунду) и напорному уровню (высоте плотины или перепаду высот в деривационных срезках русла). В электрические провода попадает лишь часть этой энергии. Отношение среднегодовой выработки электричества к энергии подпёртой плотиной воды дает КПД гидроэлектростанции. Даже в самых эффективных каньонных ГЭС в электричество преобразуется только 75 85% энергии потока воды, а 15 25% теряется. Волжская ГЭС работает с фундаментальным КПД 54%, Жигулевская — 45%, Рыбинская — 35%. Каскад Верхневолжских ГЭС теряет более 70% энергии потока воды, накопленной в созданных для Угличской и Рыбинской ГЭС водохранилищах. Сравните со средними потерями в теплотрассах, и станет понятна разница, т.е. фундаментальная неэффективность таких якобы «передовых» технических комплексов как ГЭС. Эта фундаментальная — физически обусловленная неэффективность ГЭС проявляется в массе экологических последствий, возникающих на зарегулированных реках.

Заканчивая методический комментарий по оценке ГЭС надо подчеркнуть, что высокие места ОАО РусГидро в рейтингах не отражают истинную эффективность ГЭС, основных реальных активов этой компании. Это лишь следствие наличия в составе РусГидро трёх очень крупных энергосбытовых компаний, «эффективность» которых завышена несоразмерно роли этого бизнеса в реальной экономике.

Учет энергопотребления на технологический процесс — советская лазейка для зарубежного оборудования.

В ряде случаев на предприятиях при публикации данных об энергопотреблении учитывают не всю израсходованную предприятием энергию, а лишь ту её часть, которая непосредственно используется в основном технологическом процессе. Такой подход является наследием советской системы учета расхода энергии на производство отдельных видов продукции (стали, чугуна, цемента, целлюлозы… ). Искусственное выделение технологического процесса из всего хозяйственного комплекса предприятия (с его отоплением, освещением, складской и транспортной инфраструктурой) не просто осложняет учет, но и методологически ошибочно. Тепловой к.п.д котлов — под 99%, но все зависит от конфигурации его монтаже в систему энергообеспечения предприятия. А зарубежные поставщики активно пользуются формальными показателями эффективности технологического процесса. Главное продать, а дальше «трава не расти» и все проблемы достаются заводу — как этот котел смонтировать на вечной мерзлоте, в конкретных стенах 1934 года постройки, при уникальных значениях минерализации циркулирующей воды… да мало ли что еще влияет на общий процесс. Поэтому в анкете запрашивается общий расход каждого вида топлива, тепла и электроэнергии из внешних источников. Подчеркиваем, что в названиях показателей нет никаких указаний на возможность учета лишь какой‑то части этих энергоносителей.

А вода разве ресурс?

Очень «не везет» в отчетах воде. Ну, в упор ее потребление не хотят видеть и отражать в отчетности в полном объеме. Атомэнергомашевский ЗиО Подольск до 2011 года показывал в своей отчетности объемы (тыс.куб.м) только артезианской воды, хотя отмечал, что еще использует водопроводную (от водоканала) и поставки воды от соседних предприятий. Невиномысский Азот указывает только покупную воду. Западно‑Сибирский металлургический комбинат в объемах потребления воды до сих пор указывает только покупную «пожарохозяйственную» воду, не считая нужным раскрывать объемы собственного водозабора, которые приходится доставать из госдокладов по охране окружающей среды Кемеровской области. Березниковский содовый завод в годовом отчете приводит сведения только по потребленной артезианской воде, ничего не сообщая про свой водозабор из Камы. Также поступает и Белорецкий металлургический комбинат. Они в отчете отражают лишь химически очищенную воду, а основную массу воды видимо не считают ресурсом… Им бы всем в Афганистане пожить и поработать!

Есть и противоположные примеры. Бебелевский завод автонормалей записывает себе в отчет все стоки, которые он получает от города в свой коллектор. Собственный пропуск стоков они показали лишь один раз, и то в документах обоснования тарифов (это совсем иной вид раскрытия отчетности). Похожую ошибку еще 10‑12 лет назад делал новгородский АКРОН, но быстро устранил невыгодную для себя погрешность после того, как мы обратили на нее внимание.